Публикатор

5.07.1614:00

Конвенция о запрещении биологического и токсинного оружия

 

 

Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (КБТО) одобрена Генассамблеей ООН в 1971 г. (первый в истории запрет на целую категорию ОМУ). Вступила в силу в 1975 г. Является бессрочной. По состоянию на июнь 2016 г. – 174 участника. Депозитарии: Россия, США и Великобритания.

Первые три статьи КБТО – основные «запретительные». В соответствии со Ст. I, государства обязуются не разрабатывать, не производить, не накапливать, не приобретать каким-либо иным образом и не сохранять биооружие. Cт. II обязывает участников уничтожать биооружие, оборудование и средства доставки. Ст. III запрещает передачу биооружия и любое содействие по его разработке и приобретению.

Содержащиеся в КБТО запреты разъяснялись на конференциях по рассмотрению действия Конвенции (обзорные конференции – ОК; проводятся раз в пять лет с 1980 г.). Так, в итоговом документе IV ОК (1996 г.) отмечено, что применение биологического или токсинного оружия также является нарушением Конвенции.

Понятие «биологическое и токсинное оружие», не имея в тексте Конвенции точного определения, разъясняется через концепцию «количества и цели» – «микробиологические или другие биологические агенты или токсины таких видов и в таких количествах, которые не имеют назначения для профилактических, защитных или других мирных целей», а также соответствующее оборудование и средства доставки.

Такая квалификация биооружия позволяет Конвенции сохранять свою актуальность. Однако эксперты считают, что неизбежны проблемы с квалификацией нарушений КБТО в связи со стремительным развитием и конвергенцией биологических и химических наук, а также возможностью двойного применения микробиологических агентов.

Специальная конференция государств-участников КБТО (1994 г.) учредила Специальную группу экспертов государств-участников с целью разработки международного юридически обязывающего документа (протокола) по укреплению Конвенции (формально мандат этой Спецгруппы продолжает действовать).

Разработанный проект протокола содержал в т.ч. обязательные объявления определенных видов деятельности в области биологии, меры проверки соблюдения (включая посещения объектов и расследования любых предполагаемых нарушений КБТО), а также меры улучшения сотрудничества и научно-технических обменов.

В 2001 г. на V ОК США в одностороннем порядке сорвали процесс принятия проекта протокола к КБТО. Позиция Вашингтона остается неизменной – отказ от выработки юридически обязывающего протокола, в особенности содержащего элементы верификации.

С целью сохранения диалога между участниками КБТО и поиска альтернативных путей укрепления режима Конвенции на V ОК было принято решение о проведении межсессионных встреч экспертов и совещаний государств-участников (СГУ).

По решению VI ОК (2006 г.) функционирует Группа имплементационной поддержки – ГИП (Implementation Support Unit – ISU), являющаяся техсекретариатом, который содействует усилиям государств-участников по универсализации и имплементации Конвенции, а также аккумулирует ежегодные национальные доклады об объектах и биологической деятельности, представляемые в соответствии с решениями
II ОК (1986 г.) и III ОК (1991 г.).

Решением VII ОК (2011 г.) для повышения эффективности сотрудничества и получения помощи в использовании современных биотехнологий в мирных целях создана база данных, в которой содержатся сведения о том, какая помощь требуется конкретному государству, и кто из других стран мог бы добровольно ее предоставить. Однако лидирующие в области биотехнологий западные страны отказываются делиться ими безвозмездно и без выдвижения дополнительных условий, позволяющих им контролировать санитарно-эпидемиологическую обстановку на территории потенциальных реципиентов помощи.

В 2014 г. Россия предложила обсудить возможность возобновления переговоров по юридически обязывающему дополнительному протоколу на основе мандата Спецконференции 1994 г. В декабре 2015 г. на СГУ КБТО Россия представила проект решения VIII ОК КБТО о запуске в 2017 г. многосторонних переговоров по выработке юридически обязывающего документа по укреплению КБТО. Соавторами документа стали Армения, Белоруссия и КНР.

В ходе первой сессии Подготовительного комитета VIII ОК КБТО (Женева, 26-27 апреля 2016 г.) в развитие инициативы 2015 г. Россия внесла два новых предложения (рабочих документа), имеющих практическую направленность:

– о создании в формате КБТО мобильных медико-биологических отрядов для оказания помощи в случае применения биологического оружия, расследования такого применения, а также для борьбы с эпидемиями различного происхождения;

– о создании в формате КБТО Научно-консультативного комитета для анализа научно-технических достижений, имеющих отношение к Конвенции, и предоставления государствам соответствующих рекомендаций.

Кроме того, в ходе обзорного процесса КБТО 2011-16 гг. другие государства-участники также представляли свои предложения по укреплению режима Конвенции:

– уточнение порядка обращения за помощью, если государство подверглось опасности из-за нарушения Конвенции (ЮАР);

– создание базы данных с включением в нее видов помощи, которая может быть предоставлена пострадавшему государству (Индия, Франция);

– учреждение под эгидой ООН многостороннего экспортно-контрольного механизма, основанного на принципах инклюзивности и справедливости (КНР);

– разработка кодекса поведения ученых биологов (КНР); конкретные меры по обзору научно-технических достижений (Швейцария).

Россия постоянно призывает к открытому и предметному диалогу для обсуждения и последующей реализации всех инициатив, которые бы способствовали упрочению сложившейся в рамках КБТО системы глобальной биобезопасности. 

Вторая сессия Подготовительного комитета VIII ОК КБТО пройдёт
8-12 августа, а Обзорная конференция – 7-25 ноября 2016 г.