Публикатор

25.01.1913:30

Конвенция о запрещении биологического и токсинного оружия

Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (КБТО) одобрена Генассамблеей ООН в 1971 г. (первый в истории запрет на целую категорию ОМУ). Вступила в силу в 1975 г. Является бессрочной. По состоянию на январь 2019 г. – 182 участника. Депозитарии: Россия, США и Великобритания.

Первые три статьи КБТО – основные «запретительные». В соответствии со Ст. I государства обязуются не разрабатывать, не производить, не накапливать, не приобретать каким-либо иным образом и не сохранять биооружие. Cт. II обязывает участников уничтожать биооружие, оборудование и средства доставки. Ст. III запрещает передачу биооружия и любое содействие по его разработке и приобретению.

Содержащиеся в КБТО запреты разъяснялись на конференциях по рассмотрению действия Конвенции (обзорные конференции – ОК; проводятся раз в пять лет с 1980 г.). Так, в итоговом документе IV ОК (1996 г.) отмечено, что применение биологического или токсинного оружия также является нарушением Конвенции.

Понятие «биологическое и токсинное оружие», не имея в тексте Конвенции точного определения, разъясняется через концепцию «количества и цели» – «микробиологические или другие биологические агенты или токсины таких видов и в таких количествах, которые не имеют назначения для профилактических, защитных или других мирных целей», а также соответствующее оборудование и средства доставки.

Такая квалификация биооружия позволяет Конвенции сохранять свою актуальность. Однако эксперты считают, что неизбежны проблемы с квалификацией нарушений КБТО в связи со стремительным развитием и конвергенцией биологических и химических наук, а также возможностью двойного применения микробиологических агентов.

Другим серьёзным недостатком Конвенции является отсутствие механизма проверки выполнения государствами-участниками своих обязательств. Спецконференция государств-участников КБТО (1994 г.) учредила Специальную группу экспертов государств-участников с целью разработки международного юридически обязывающего документа (протокола) по укреплению Конвенции (формально мандат этой Спецгруппы продолжает действовать). Разработанный проект протокола содержал в т.ч. обязательные объявления определенных видов деятельности в области биологии, меры проверки соблюдения (включая посещения объектов и расследования любых предполагаемых нарушений КБТО), а также меры улучшения сотрудничества и научно-технических обменов.

В 2001 г. накануне V ОК США в одностороннем порядке сорвали процесс принятия проекта протокола к КБТО. Позиция Вашингтона остается неизменной – отказ от выработки юридически обязывающего протокола, в особенности содержащего элементы верификации.

С целью сохранения диалога между участниками КБТО и поиска альтернативных путей укрепления режима Конвенции на V ОК было принято решение о проведении межсессионных встреч экспертов и совещаний государств-участников (СГУ).

По решению VI ОК (2006 г.) функционирует Группа имплементационной поддержки – ГИП (Implementation Support Unit – ISU), являющаяся техсекретариатом, который содействует усилиям государств-участников по универсализации и имплементации Конвенции, а также аккумулирует ежегодные национальные доклады об объектах и биологической деятельности, представляемые в соответствии с решениями II ОК (1986 г.) и III ОК (1991 г.).

Решением VII ОК (2011 г.) для повышения эффективности сотрудничества и получения помощи в использовании современных биотехнологий в мирных целях создана база данных, в которой содержатся сведения о том, какая помощь требуется конкретному государству, и кто из других стран мог бы добровольно ее предоставить. Однако лидирующие в области биотехнологий западные страны отказываются делиться такими сведениями безвозмездно и без выдвижения дополнительных условий, позволяющих им контролировать санитарно-эпидемиологическую обстановку на территории потенциальных реципиентов помощи.

В 2014 г. Россия предложила обсудить возможность возобновления переговоров по юридически обязывающему дополнительному протоколу на основе мандата Спецконференции 1994 г. В декабре 2015 г. на СГУ КБТО представили проект решения VIII ОК КБТО о запуске в 2017 г. многосторонних переговоров по выработке юридически обязывающего документа по укреплению КБТО. Соавторами документа выступили Армения, Белоруссия и КНР.

В ходе первой сессии Подготовительного комитета VIII ОК КБТО (Женева, 26-27 апреля 2016 г.) в развитие инициативы 2015 г. Россия внесла два новых предложения (рабочих документа), имеющих практическую направленность:

– о создании в формате КБТО мобильных медико-биологических отрядов для оказания помощи в случае применения биологического оружия, расследования такого применения, а также для борьбы с эпидемиями различного происхождения;

– о создании в формате КБТО Научно-консультативного комитета для анализа научно-технических достижений, имеющих отношение к Конвенции, и предоставления государствам соответствующих рекомендаций.

Посредством мобильных медико-биологических отрядов предлагается обеспечить потенциал реализации в рамках КБТО положений Ст. VII (помощь и защита от биологического оружия), Ст. X (международное сотрудничество в предотвращении и борьбе с эпидемиями) и Ст. VI (расследование предполагаемого применения биологического оружия). Можно достичь синергетического эффекта: в обычное время такие отряды занимались бы оказанием помощи в ликвидации естественно возникающих эпидемических вспышек. В случае жалобы государства на использование биологических агентов в качестве оружия этот ресурс мог бы задействоваться и для проведения соответствующего расследования и оказания помощи пострадавшему государству. Эта концепция основана на опыте применения российских специализированных противоэпидемических бригад, в т.ч. их участия в ликвидации эпидемии Эболы в Западной Африке в 2014-15 гг.

Что касается научно-технологического комитета, то по сравнению с другими предложениями по обеспечению обзора научно-технических достижений, относящихся к КБТО, российская инициатива имеет серьёзное преимущество – предусматривается сформировать специализированный орган (комитет) на основе квот для региональных групп, тем самым обеспечив реализацию принципа справедливого географического распределения.

Кроме того, в ходе обзорного процесса КБТО 2011-16 гг. другие государства-участники также представляли свои предложения по укреплению режима Конвенции:

– уточнение порядка обращения за помощью, если государство подверглось опасности из-за нарушения Конвенции (ЮАР);

– создание базы данных с включением в нее видов помощи, которая может быть предоставлена пострадавшему государству (Индия, Франция);

– учреждение под эгидой ООН многостороннего экспортно-контрольного механизма, основанного на принципах инклюзивности и справедливости (КНР);

– разработка кодекса поведения ученых биологов (КНР);

– конкретные меры по обзору научно-технических достижений (Швейцария).

Вторая (заключительная) сессия Подготовительного комитета ОК КБТО состоялась 8-12 августа 2016 г. В ходе мероприятия продолжили разъяснение российских подходов к укреплению КБТО, международная поддержка которых неуклонно растёт. Особый интерес вызвал семинар МИД России и Роспотребнадзора по мобильным медико-биологическим отрядам (свыше 100 участников из 35 делегаций).

В сентябре 2016 г. по вине Вашингтона в ходе сегмента высокого уровня 71-й сессии ГА ООН не состоялась встреча на уровне мининдел по вопросам VIII ОК КБТО, инициированная Председателем Конференции венгром Д.Молнаром. В ходе встречи планировалось в т.ч. согласовать совместное заявление депозитариев КБТО (Россия, США и Великобритания). В итоге заявление от имени мининдел России, США, Великобритании и Венгрии было озвучено 17 октября, уже в ходе работы Первого комитета ГА ООН.

VIII ОК КБТО состоялась 7-25 ноября 2016 г. В ходе мероприятия отчётливо проявились противоречия относительно глубины и характера реформы режима КБТО, необходимость в которой не отрицала ни одна из сторон.

США и Великобритания предлагали компенсировать отсутствие институциональной основы КБТО путём «аутсорсинга» – обращения за помощью к Всемирной организации здравоохранения и другим международным структурам, а также оказания развитыми странами (прежде всего, самими англо-саксами) развивающимся государствам помощи как в развитии мирной биологической деятельности (в соответствии со Ст. X КБТО), так и в случае применения биологического оружия. Такой подход Вашингтон и Лондон представляли как наиболее прагматичный, незатратный и единственно верный «в условиях отсутствия консенсуса».

В то же время лидеры Движения неприсоединения (ДН, прежде всего Иран, в меньшей степени Куба и председательствующая в ДН Венесуэла) заняли достаточно радикальную позицию, требуя скорейшего начала работы по созданию в рамках КБТО механизма верификации. С учётом известной и неменяющейся уже 15 лет позиции США по недопущению любого продвижения на пути создания такого механизма, ультиматум дэновцев очевидно вёл к безрезультатному завершению мероприятия.

Предлагаемый Россией компромиссный вариант – созыв рабочей группы открытого состава для обсуждения доппротокола, который бы усиливал Конвенцию через создание институциональной основы для реализации её положений, но в тоже время не предусматривал бы инспекции на местах – не находил поддержки обоих «лагерей». Это было ясно уже на Подготовительном комитете VIII ОК КБТО. Поэтому российская делегация сфокусировалась на продвижении вышеупомянутых инициатив по созданию мобильных биологических отрядов наднационального подчинения и научно-консультативного комитета недискриминационного состава. Кроме того, непосредственно на Конференции Россия предложила новую дополнительную форму ежегодно представляемых государствами-участниками мер по укреплению доверия, предусматривающую информирование о ведущейся за рубежом военно-биологической деятельности. Конструктивность, здоровый прагматизм, а также полезность российских идей и, в целом, выбранной нами линии отмечали многие делегации.

Однако из-за обструкционистской позиции Вашингтона и Лондона, с которыми более ответственные государства вынуждены были вступать в полемику по буквально каждой строчке проекта итогового документа, удалось лишь согласовать доклад декларативно-фактологического характера. Ключевой вопрос – выстраивание межсессионной работы до IX ОК КБТО 2021 г. – был отложен на рассмотрение очередного ежегодного совещания государств-участников (СГУ).

Проделав определенную «работу над ошибками», американцы и англичане пошли на согласование развязок по программе работы в формате консультаций депозитариев: России, США и Великобритании. По итогам этого процесса был одобрен компромиссный документ, ставший основой соответствующего решения СГУ-2017. В соответствии с ним, ежегодно будут проводиться  двухнедельные встречи экспертов по пяти темам: международное сотрудничество в мирных целях; национальное осуществление; научно-технические вопросы, имеющие отношение к КБТО; помощь, реагирование и сотрудничество; институциональное укрепление Конвенции.

Основным итогом СГУ-2018 (Женева, 4-7 декабря) стало решение о создании добровольного фонда оборотных средств для стабилизации финансовой ситуации в рамках Конвенции.

На 2019 г. намечены следующие мероприятия в рамках КБТО: встречи экспертов 29 июля- 9 августа и СГУ 3-6 декабря.