Публикатор

25.01.1913:39

Конвенция о запрещении химического оружия

Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (далее – КЗХО или Конвенция) была открыта к подписанию Генеральным секретарём ООН (депозитарий Конвенции) в Париже 13 января 1993 года и вступила в силу 29 апреля 1997 года (через 180 дней после сдачи на хранение 65-й ратификационной грамоты, статья XXI КЗХО). Россия, имевшая самые крупные запасы химоружия в мире (порядка 40 тыс. тонн), стала полноправным участником Конвенции 5 декабря 1997 года.

КЗХО – международно-правовой документ, направленный на решение двух важных задач. Первая – ликвидация целого класса опасного вида оружия массового поражения под строгим международным контролем (разоружение), вторая – запрещение производства и применения химоружия (предотвращение его распространения). Конвенция является бессрочной.

Для контроля за осуществлением КЗХО государства-участники учредили Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО), её штаб-квартира расположена в г. Гааге, Нидерланды. ОЗХО является международной площадкой для обсуждения всех вопросов, касающихся выполнения Конвенции.

Участниками КЗХО в настоящее время являются 193 государства. В 2015 г. к Конвенции присоединились Мьянма и Ангола, в 2018 г. – Государство Палестина. Вне её правового поля остаются Израиль и Южный Судан (подписали Конвенцию, но пока не ратифицировали), КНДР и Египет.

 

Руководящие органы ОЗХО

В качестве руководящих органов ОЗХО учреждены: Конференция государств-участников (КГУ), Исполнительный совет (ИС) и Технический секретариат (ТС).

- КГУ состоит из всех 193 государств-членов ОЗХО. Конференция собирается на очередные сессии ежегодно. Кроме того, раз в пять лет проводятся конференции по обзору действия КЗХО. Четвёртая Обзорная конференция состоялась 21-30 ноября 2018 г.

- ИС подотчётен КГУ и состоит из 41 члена, которые избираются сроком на два года по принципу ротации. Его возглавляет председатель, избираемый на один год. При формировании состава ИС особое внимание уделяется справедливому географическому распределению, значимости химической промышленности стран, а также политическим интересам и интересам в сфере безопасности. Места в ИС распределены между региональными группами: африканская и азиатская – по 9, восточноевропейская – 5, группа латиноамериканских стран и Карибского бассейна – 7, западноевропейские и другие государства – 10. Также имеется одно место, которое каждые два года поочерёдно занимают страны латиноамериканской и азиатской групп. ИС проводит свои регулярные сессии три раза в год.

- ТС (подотчётен ИС) возглавляет Генеральный директор, назначаемый КГУ по представлению ИС сроком на четыре года с возможным продлением на один четырехлетний период. С 25 июля 2018 г. Гендиректором ТС является испанец Фернандо Ариас Гонсалес (срок окончания полномочий 24 июля 2022 г.).

Для содействия выполнению предмета и целей Конвенции в состав ТС входят инспекторы, научные, технические и административные сотрудники различной квалификации. ТС осуществляет проверочно-инспекционную деятельность в государствах-участниках для подтверждения выполнения положений КЗХО, оказывает содействие КГУ и ИС в реализации их функций и занимается другими задачами, порученными ему этими руководящими органами ОЗХО.

 

Сроки ликвидации химоружия

В соответствии с положениями КЗХО все запасы химоружия в мире должны были быть уничтожены через 10 лет после её вступления в силу – 29 апреля 2007 г. По решению государств-участников этот срок был продлен на 15 лет – до 29 апреля 2012 г. (пункты 24-28 Приложения к КЗХО по осуществлению и проверке).

Основываясь на вышеуказанных положениях, на 11-й сессии КГУ (декабрь 2006 г.) для России и США срок ликвидации национальных химарсеналов был перенесён на 2012 г. В соответствии с решениями 46-й (июль 2006 г.) и 48-й (март 2007 г.) сессий ИС были продлены сроки уничтожения химоружия, оставленного Японией на территории Китая по окончании Второй мировой войны, и ликвидации Италией «старого химического оружия» (определение дано в КЗХО, п.5 статьи II).

Япония и Китай представили на 67-й сессии ИС (февраль 2012 г.) план ликвидации оставленного японского химоружия, в соответствии с которым его уничтожение «предпочтительно» завершить не позднее конца 2016 г., за исключением захоронения в районе г.Хаэрбалинь, где процесс уничтожения продлится до 2022 г. По некоторым оценкам, в Китае захоронено от 700 тыс. до 2 млн. единиц «оставленных» боеприпасов.

Во исполнение решения 16-й сессии КГУ в ходе 68-й сессии ИС (май 2012 г.) государства-обладатели представили подробные планы уничтожения химоружия, остающегося у них после 29 апреля 2012 г. Россия объявила конечной датой завершения своей программы химразоружения 31 декабря 2015 г., США – 30 сентября 2023 г., Ливия – 31 декабря 2016 г.

В декабре 2014 г. в ходе 19-й сессии КГУ было принято решение о завершении уничтожения химического оружия в Российской Федерации не позднее 2020 года.

 

Ход ликвидации химоружия в государствах-обладателях

Российская Федерация досрочно, на три года раньше установленного срока, под эффективным международным контролем завершила уничтожение национальных запасов химического оружия. Последний химический боеприпас по указанию Президента Российской Федерации В.В.Путина был ликвидирован 27 сентября 2017 г. на специализированном объекте «Кизнер» (Удмуртская Республика). В общей сложности Россия уничтожила 39 тысяч 967 тонн отравляющих веществ.

В третьем квартале 2015 г., помимо объектов по уничтожению химоружия «Горный» (Саратовская область) и «Камбарка» (Удмуртская Республика), где уничтожение химоружия было завершено в 2005 и 2009 гг. соответственно, в 2016 г. химзапасы были полностью ликвидированы ещё на четырех российских объектах: «Марадыковский» (Кировская область), «Леонидовка» (Пензенская область), «Щучье» (Курганская область) и «Почеп» (Брянская область).

В США, присоединившихся к Конвенции 29 апреля 1997 г. и имевших в арсенале 31,500 тыс. тонн отравляющих веществ (являлись вторым крупнейшим обладателем запасов химоружия), процесс ликвидации национальных запасов химоружия ещё не завершён. К декабрю 2018 г. было уничтожено порядка 91,19 проц. запасов отравляющих веществ. Работы осуществляются на введённом в эксплуатацию в сентябре 2016 г. объекте в г. Пуэбло (штат Колорадо). Ещё один объект (г. Блю-Грасс, штат Кентукки) планируется ввести в эксплуатацию в 2020 г.. Процесс полной химдемилитаризации США должен завершиться лишь в 2023 г.

Ливия, ставшая членом КЗХО в 2004 г., к февралю 2014 г. уничтожила 31,1 тонн иприта и начала тогда подготовку к ликвидации менее опасных химикатов. В 2016 г. Триполи заявил о невозможности уничтожения запасов химоружия в установленный срок (декабрь 2016 г.). Ввиду того, что ситуация в сфере безопасности в Ливии оставалась непростой, во избежание попадания оставшихся ливийских запасов химоружия в руки террористических группировок было принято решение об их вывозе за пределы страны для последующего уничтожения за рубежом. При этом Россия настояла на том, чтобы данное решение соответствовало положениям КЗХО и осуществлялось по «сирийскому сценарию», то есть с обязательным принятием на этот счёт резолюции СБ ООН (№ 2298 от 22 июля 2016 г.). В 2017 г. под контролем ОЗХО было завершено уничтожение на германском химпредприятии «ГЕКА» (г.Мюнстер) вывезенных в 2016 г. с территории Ливии порядка 500 тонн прекурсоров химоружия.

Ирак, присоединившийся к КЗХО в 2009 г., представил в ОЗХО предварительную информацию о составе и структуре объявленных запасов только в октябре 2011 г. Методом сплошного бетонирования были ликвидированы два бункера по хранению химоружия времен С.Хусейна.

Сирия подписала Конвенцию 14 сентября 2013 г. и официально присоединилась к ней через 30 дней после подписания – 14 октября 2013 г. К 23 июня 2014 г. из Сирии были вывезены все имевшиеся на её территории компоненты химоружия. Они были уничтожены в конце 2015 г.

Во исполнение требований КЗХО и соответствующего решения ИС с конца 2014 г. при содействии Управления по обслуживанию проектов ООН (UNOPS) велись работы по ликвидации 12 сирийских бывших объектов по производству химоружия (7 авиационных ангаров и 5 подземных бункеров). В конце декабря 2017 г. были уничтожены 7 ангаров и все подземные бункеры.

В рамках «сирийского досье» ещё остается ряд вопросов, связанных с уточнением первоначального объявления Дамаска по КЗХО и информацией о применении на территории Сирии химоружия. Для этих целей Гендиректор Техсекретариата ОЗХО учредил две специальные миссии. Первая - Миссия ОЗХО по уточнению первоначального объявления Сирии по Статье III КЗХО – МООС (создана в апреле 2014 г. под давлением западных государств). Её задача – прояснение ситуации с якобы неполным декларированием части военно-химического потенциала Сирии. Несмотря на то, что сирийцы проявляют беспрецедентную открытость в сотрудничестве с МООС, что неоднократно подтверждалось в документах ОЗХО и ООН, претензии к ним по-прежнему сохраняются.

Вторая - Миссия по установлению фактов применения химоружия в Сирии – МУФС (создана в апреле 2014 г.). В круге ведения МУФС определено, что её целью является установление фактов, имеющих отношение к случаям предполагаемого применения химического оружия в Сирии. В настоящее время обе миссии продолжают свою работу.

С ноября 2015 г. начал свою работу Совместный механизм ОЗХО-ООН по расследованию случаев применения химоружия в Сирии (СМР), созданный на основании резолюции СБ ООН 2235 (2015). В 2016 г. его мандат был продлён ещё на год (резолюция СБ ООН 2319 от 17 ноября 2016 г.). Цель его работы заключалась в определении виновных в соответствующих преступлениях и представлении своих выводов в Совет Безопасности ООН.

Первые два доклада, в основном, носили общий информационный характер. 24 августа 2016 г. СМР выпустил третий доклад, в котором сделал совершенно неубедительные выводы, основанные на недостоверных и, зачастую, сфальсифицированных фактах в отношении причастности сирийских военных к двум инцидентам с применением хлора (н.п. Талменес – 21 апреля 2014 г. и н.п. Сармин – 16 марта 2015 г.) и о виновности ИГИЛ в использовании иприта (н.п. Мареа – 21 августа 2015 г.), что, в отличие от первых двух случаев, не вызывает сомнения.

21 октября 2016 г. вышел четвертый доклад, в котором вина за ещё один «хлорный инцидент» возлагалась на правительственные силы (н.п. Кменас – 16 марта 2015 г.). По ещё пяти инцидентам СМР пришел к выводу, что представленная информация либо является противоречивой, либо её недостаточно, в связи с чем дальнейшее расследование по ним было прекращено.

Исходя из необходимости консолидации усилий по антитеррору в контексте применения в Сирии и Ираке химоружия, Россия согласилась на принятие резолюции СБ ООН 2319 (2016), предусматривавшей продление деятельности СМР ещё на один год. При этом исходили из важности расширения действия мандата Механизма на сопредельные с Сирией страны и придание ему отчетливой антитеррористической направленности.

13 февраля 2017 г. вышел пятый доклад, в котором фактически были подтверждены выводы двух предыдущих.

Шестой доклад СМР был представлен 23 июня 2017 г. Документ носил в основном технический характер, поскольку после продления мандата Механизма и смены его руководства он несколько месяцев фактически бездействовал, формируя новую команду экспертов.

4 апреля 2017 г. после химинцидента с применением зарина в сирийском н.п.Хан-Шейхун США, Великобритания и Франция обвинили вооруженные силы Сирии в «новой» химической атаке и в обход СБ ООН нанесли ракетный удар по авиабазе «Шайрат», на которой якобы складировался примененный в Хан-Шейхуне зарин.

Целью седьмого доклада, вышедшего 26 октября 2017 г., являлось установление виновных в предполагаемом применении химоружия в двух случаях: в н.п.Хан-Шейхун (4 апреля 2017 г.) и в н.п. Марат Ум-Хош (16 сентября 2016 г.). В результате СМР возложил ответственность за применение зарина в н.п. Хан-Шейхун на сирийские власти, иприта в н.п. Ум-Хош – на ИГИЛ. В своей работе СМР опирался, главным образом, на результаты деятельности МУФС, которая во многом на основе предоставленных сирийской вооруженной оппозицией данных пришла к заключению о том, что в Хан-Шейхуне действительно использовался зарин.

За два с лишним года своей деятельности СМР так и не смог создать необходимый экспертный потенциал и технический инструментарий для проведения профессиональных и объективных расследований случаев применения химоружия в Сирии. 17 ноября 2017 г. истёк срок действия мандата СМР, однако нежелание США и их союзников деполитизировать и оптимизировать его деятельность не позволило продлить функционирование этой структуры.

7 апреля 2018 г. с подачи сирийских оппозиционных структур стала поступать информация о том, что правительственные войска якобы нанесли удар с использованием химического оружия по удерживаемым боевиками территориям в г. Дума (Восточная Гута). В социальных сетях получил распространение отснятый аффилированной с тергруппировками НПО «Белые каски» видеоролик, запечатлевший оказание первой помощи местным жителям, будто бы пострадавшим от химатаки.

Место предполагаемого химинцидента в г. Дума оперативно обследовали российские военные эксперты – никаких подтверждений применения отравляющих веществ обнаружено не было. 10 апреля 2018 г. сирийские власти официально обратились к ТС с просьбой направить на место предполагаемого инцидента профильных экспертов для установления всех обстоятельств произошедшего. Сформированная Гендиректором ТС экспертная группа МУФС отправилась в Сирию 12 апреля 2018 г., однако смогла прибыть в Дамаск только 15 апреля 2018 г.

Тем не менее, уже 14 апреля 2018 г. США, Великобритания и Франция, не дожидаясь завершения расследования, нанесли ракетный удар по Научно-исследовательскому центру в г. Барза и другим сирийским объектам военной и гражданской инфраструктуры, где якобы хранилось химическое оружие, примененное в Восточной Гуте.

26 апреля 2018 г. совместно с Дамаском был организован брифинг в ОЗХО и пресс-конференция с участием сирийских граждан, якобы пострадавших от химатаки в г. Дума и показанных в псевдорепортаже «Белых касок». Большинство западных стран отказались присутствовать на брифинге.

6 июля 2018 г. вышел предварительный доклад МУФС по химинциденту в Думе, в котором говорится об отсутствии следов нервно-паралитических веществ во всех отобранных экспертами ОЗХО пробах.

По состоянию на январь 2019 г. окончательный доклад так и не был представлен.

24 ноября 2018 г. боевики обстреляли жилые кварталы в пригороде Алеппо снарядами, начинёнными хлором. По настоянию сирийской и российской сторон 5 января с.г. Техсекретариат ОЗХО направил экспертов МУФС в Сирию для выяснения обстоятельств произошедшего. По результатам работы Миссии будет подготовлен соответствующий доклад.

 

Антироссийская кампания в ОЗХО

В марте 2018 г. Великобритания обвинила Россию в причастности к инциденту с отравлением 4 марта 2018 г. в г. Солсбери бывшего полковника ГРУ, двойного агента С.Скрипаля и его дочери Ю.Скрипаль нервно-паралитическим веществом, получившим на Западе название «Новичок». При этом никаких доказательств этому представлено не было.

Ни Техсекретариат ОЗХО, ни британская лаборатория в Портон-Дауне не смогли определить страну принадлежности химикатов, использованных в Солсбери, а затем и Эймсбери. Вместе с тем замалчивается факт того, что синтез веществ семейства «Новичок» осуществлялся в целом ряде государств, прежде всего в самой Великобритании, а также США, Чехии, Швеции и других. Только в США выдано более 140 патентов, связанных с боевым применением отравляющих веществ этого типа и защитой от них.

26-27 июня 2018 г. в Гааге состоялась специальная сессия Конференции государств-участников (КГУ) КЗХО, которая была созвана по инициативе Великобритании при поддержке Австралии, Болгарии, Германии, Канады, Новой Зеландии, Польши, Румынии, США, Франции и Японии. Лондону и его союзникам в результате голосования удалось «продавить» свой проект решения, предусматривающий наделение Технического секретариата ОЗХО не свойственными ему полномочиями «по определению виновных» в применении химоружия в Сирии.

На регулярной 23-й сессии КГУ (19-20 ноября 2018 г.) под давлением стран Запада голосованием был принят бюджет ОЗХО на текущий год, в котором предусмотрено выделение средств на финансирование навязываемого ими атрибутивного механизма.

На состоявшейся 14 января с.г. 62-й внеочередной сессии Исполсовета ОЗХО по инициативе западных стран было принято решение с рекомендацией относительно целесообразности включения в контрольные списки КЗХО двух новых «семейств» токсичных химикатов. Рассмотрение российского предложения на этот счёт запланировано на конец февраля 2019 г.