Публикатор

1.03.1816:39

Конвенция о запрещении химического оружия

(Справка)

Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (далее – КЗХО или Конвенция) была открыта к подписанию Генеральным секретарем ООН (депозитарий Конвенции) в Париже 13 января 1993 года и вступила в силу 29 апреля 1997 года (через 180 дней после сдачи на хранение 65-й ратификационной грамоты, статья XXI КЗХО). Россия, имевшая самые крупные запасы химоружия в мире – порядка 40 тыс. тонн – стала полноправным участником Конвенции 5 декабря 1997 года.

Конвенция – международно-правовой документ, направленный на решение двух важных задач. Первая – ликвидация целого класса опасного вида оружия массового уничтожения под строгим международным контролем (разоружение), вторая – запрещение производства и применения химоружия (предотвращение его распространения). Конвенция является бессрочной.

Для контроля за осуществлением Конвенции государства-участники учредили Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО), ее штаб-квартира находится в г. Гаага, Нидерланды. ОЗХО является международной площадкой для обсуждения всех вопросов, касающихся выполнения Конвенции.

Участниками КЗХО в настоящее время являются 192 государства. В 2015 году к Конвенции присоединились Мьянма и Ангола. Вне ее правового поля остаются Израиль и Южный Судан (подписали, но пока не ратифицировали), КНДР и Египет.

Руководящие органы

В качестве руководящих органов ОЗХО учреждены: Конференция государств-участников, Исполнительный совет и Технический секретариат.

- Конференция государств-участников (КГУ) состоит из всех 192 членов ОЗХО. КГУ собирается на очередные сессии ежегодно. Кроме того, раз в пять лет проводятся обзорные конференции. Четвертая Обзорная Конференция, которая подведет итоги работы по реализации Конвенции за прошедший пятилетний период, состоится 26-30 ноября 2018 г. в Гааге.

- Исполнительный совет (ИС, подотчетен КГУ) состоит из 41 члена, которые избираются сроком на два года по принципу ротации. Его возглавляет председатель, избираемый сроком на один год. При формировании состава ИС особое внимание уделяется справедливому географическому распределению, значимости химической промышленности стран, а также политическим интересам и интересам безопасности. Места в ИС распределены по региональным группам: Африка и Азия – 9, Восточная Европа – 5, Латинская Америка и Карибский бассейн – 7, западноевропейские и другие государства – 10. Также имеется одно ротируемое место, которое каждые два года поочередно занимают страны латиноамериканской и азиатской групп. ИС проводит очередные (регулярные) сессии 3 раза в год.

- Технический секретариат (ТС, подотчетен ИС) возглавляет Генеральный директор, назначаемый КГУ по представлению ИС сроком на четыре года, он может быть продлен на этом посту еще на один период. С июля 2009 года Гендиректором ТС является Ахмет Узюмджю (Турция), второй срок его полномочий истекает в июле 2018 года. Решением 22-й сессии КГУ одобрена кандидатура постпреда Испании при ОЗХО Фернандо Ариаса Гонсалеса, который вступит в должность 25 июля 2018 года (срок окончания полномочий 24 июля 2022 года).

В состав ТС также входят инспекторы, научные, технические и административные сотрудники различной квалификации, необходимой для содействия выполнению предмета и целей Конвенции. ТС осуществляет проверочно-инспекционную деятельность в государствах-участниках для подтверждения положений КЗХО, оказывает содействие КГУ и ИС в выполнении ими своих функций и занимается реализацией других задач, порученных ему руководящими органами ОЗХО.

Сроки ликвидации химоружия

В соответствии с положениями Конвенции все запасы химоружия в мире должны были быть уничтожены через 10 лет после ее вступления в силу – 29 апреля 2007 года. По решению государств-участников этот срок мог быть продлен до 15 лет – до 29 апреля 2012 года (пункты
24-28 Приложения к КЗХО по осуществлению и проверке).

Основываясь на вышеуказанных положениях, на 11-й сессии КГУ (декабрь 2006 года) для России и США срок ликвидации химарсеналов был перенесен на 2012 год. В соответствии с решением 46-й сессии ИС (июль 2006 года) аналогичное продление получено для уничтожения химоружия, оставленного Японией на территории Китая во времена Второй мировой войны, а также Италией (на основании решения 48-й сессии ИС, март 2007 года) – для ликвидации «старого химического оружия» (определение дано в КЗХО, Статья II, пункт 5).

Япония и Китай представили на 67-й сессии Исполсовета ОЗХО (февраль 2012 года) план ликвидации оставленного японского химоружия, в соответствии с которым его уничтожение «предпочтительно» завершить не позднее конца 2016 года, за исключением захоронения в районе г. Хаэрбалинь, где процесс уничтожения продлится до 2022 года. По приблизительным оценкам, в Китае имеется от 700 тыс. до 2 млн. единиц «оставленных» боеприпасов.

Во исполнение решения 16-й сессии КГУ в ходе 68-й сессии Исполсовета ОЗХО (май 2012 года) государства-обладатели представили подробные планы уничтожения остающегося у них после 29 апреля 2012 года химоружия. Россия объявила конечной датой своей программы химразоружения 31 декабря 2015 года, США – 30 сентября 2023 года, Ливия – 31 декабря 2016 года.

 

Ход ликвидации химоружия в государствах-обладателях

Ключевым событием 2017 года стало досрочное – на три года ранее установленного срока – завершение уничтожения Россией под эффективным международным контролем национальных запасов химического оружия. Последний химический боеприпас по указанию Президента Российской Федерации В.В.Путина был ликвидирован 27 сентября 2017 г. на объекте «Кизнер» (Удмуртская Республика). Россия уничтожила в общей сложности 39 тысяч 967 тонн отравляющих веществ.

Ранее в связи с завершением процесса ликвидации химоружия были выведены из режима проверки по Конвенции шесть объектов из семи, предусмотренных национальной программой уничтожения запасов химоружия. В третьем квартале 2015 г., помимо объектов «Горный» (Саратовская область) и «Камбарка» (Удмуртская Республика), где уничтожение химоружия было завершено в 2005 и в 2009 гг. соответственно, химоружие было полностью ликвидировано в 2016 г. еще на четырех российских объектах: «Марадыковский» (Кировская область), «Леонидовка» (Пензенская область), «Щучье» (Курганская область) и «Почеп» (Брянская область).

США, имевшие запасы в 31,500 тыс. тонн отравляющих веществ (являлись вторым крупнейшим обладателем запасов химоружия), присоединились к Конвенции 29 апреля 1997 года и к декабрю 2017 г. ликвидировали порядка 90,5 проц. запасов отравляющих веществ. Уничтожение химоружия осуществляется на введенном в эксплуатацию в сентябре 2016 г. объекте в г. Пуэбло (штат Колорадо). Еще один объект – в г.Блю-Грасс (штат Кентукки) планируется к запуску в 2020 году. Процесс полной химдемилитаризации США должен завершиться лишь в 2023 году.

Ливия, ставшая членом КЗХО в 2004 г., к февралю 2014 г. уничтожила 31,1 тонн иприта и начала подготовку к ликвидации менее опасных химикатов. В 2016 г. Триполи заявил о невозможности уничтожения в срок запасов химоружия (декабрь 2016 г.). Ввиду того, что ситуация в сфере безопасности в Ливии остается непростой и, во избежание попадания оставшихся ливийских запасов химического оружия в руки террористических группировок, было принято решение об их вывозе за пределы страны для последующего уничтожения за рубежом. При этом Россия настояла на том, чтобы данное решение соответствовало КЗХО и осуществлялось по «сирийскому сценарию», то есть с обязательным принятием соответствующей резолюции СБ ООН (2298 от 22 июля 2016 г.). В 2017 г. под контролем ОЗХО было завершено уничтожение на германском химпредприятии концерна «ГЕКА» (г.Мюнстер) вывезенных в 2016 г. с территории Ливии порядка 500 тонн прекурсоров химоружия.

Ирак, присоединившийся к КЗХО в 2009 г., представил в ОЗХО предварительную информацию о составе и структуре объявленных запасов только в октябре 2011 года. Методом сплошного бетонирования были ликвидированы два бункера по хранению химоружия времен С.Хусейна.

Сирия подписала Конвенцию 14 сентября 2013 года и официально присоединилась к ней через 30 дней после подписания – 14 октября 2013 года. 23 июня 2014 г. из Сирии были вывезены все имевшиеся на ее территории компоненты химоружия. Они были уничтожены в конце 2015 года.

Во исполнение требований КЗХО и соответствующего решения Исполсовета ОЗХО с конца 2014 г. при содействии Управления по обслуживанию проектов ООН (UNOPS) велись работы по ликвидации 12 сирийских бывших объектов по производству химоружия (7 авиационных ангаров и 5 подземных бункеров). На конец декабря 2017 г. уничтожены 7 ангаров  и все подземные бункеры (ликвидация двух из них пока официально не подтверждена в связи с тем, что доступ к  ним невозможен из-за ситуации с безопасностью).

В рамках «сирийского досье» еще остается ряд вопросов, связанных с уточнением первоначального объявления Дамаска по КЗХО и информацией о применении на территории Сирии химоружия. Для этих целей Гендиректор Техсекретариата ОЗХО учредил две специальные миссии. Первая - Миссия ОЗХО по уточнению первоначального объявления Сирии по Статье III КЗХО – МООС (создана в апреле 2014 г. под давлением западных государств). Ее задача – прояснение ситуации с якобы неполным декларированием части военно-химического потенциала Сирии. Несмотря на то, что сирийцы проявляют беспрецедентную открытость в сотрудничестве с МООС, что неоднократно подтверждалось в документах ОЗХО и ООН, претензии к ним по-прежнему сохраняются.

Вторая - Миссия по установлению фактов применения химоружия в Сирии – МУФС (создана в апреле 2014 г.). В круге ведения МУФС определено, что её целью является установление фактов, имеющих отношение к случаям предполагаемого применения химического оружия в Сирии. В настоящее время обе миссии продолжают свою работу.

С ноября 2015 г. начал свою работу Совместный механизм ОЗХО-ООН по расследованию случаев применения химоружия в Сирии (СМР), созданный на основании резолюции СБ ООН 2235 (2015). В 2016 г. его мандат был продлен еще на год (резолюция СБ ООН 2319 от 17 ноября 2016 г.). Цель его работы – определить виновных в соответствующих преступлениях и представить свои выводы в Совет Безопасности ООН.

Первые два доклада, в основном, носили общий информационный характер. 24 августа 2016 г. СМР выпустил третий доклад, в котором представил совершенно неубедительные выводы, основанные на недостоверных и, зачастую, сфальсифицированных фактах в отношении причастности сирийских военных к двум инцидентам с применением хлора (н.пп. Талменес – 21 апреля 2014 г. и Сармин – 16 марта 2015 г.) и о виновности ИГИЛ в использовании иприта (н.п. Мареа – 21 августа 2015 г.), что в отличие от первых двух случаев не вызывает сомнения.

21 октября 2016 г. вышел четвертый доклад, в котором вина за еще один «хлорный инцидент» возлагалась на правительственные силы (н.п. Кменас – 16 марта 2015 г.). По еще пяти инцидентам СМР пришел к выводу, что представленная информация либо является противоречивой, либо ее недостаточно, в связи с чем дальнейшее расследование по ним было прекращено.

Исходя из необходимости консолидации усилий по антитеррору в контексте применения в Сирии и Ираке химоружия, Россия согласилась на принятие резолюции СБ ООН 2319 (2016), предусматривающей продление деятельности СМР еще на один год. При этом исходили из важности расширения действия мандата Механизма на сопредельные с Сирией страны и придание ему отчетливой антитеррористической направленности.

13 февраля 2017 г. вышел пятый доклад, в котором фактически были подтверждены выводы двух предыдущих документов.

Шестой доклад СМР вышел 23 июня 2017 г. Он носит в основном технический характер, поскольку после продления мандата механизма и смены его руководства он несколько месяцев фактически бездействовал, формируя новую команду экспертов.

Целью седьмого доклада, вышедшего 26 октября 2017 г., являлось установление виновных в предполагаемом использовании химоружия в двух случаях: в н.п.Хан-Шейхун(4 апреля 2017 г.) и в н.п. Марат Ум-Хош (16 сентября 2016 г.). В результате СМР возложил ответственность за применение зарина в н.п. Хан-Шейхун на сирийские власти, иприта в н.п. Ум-Хош – на ИГИЛ. В своей работе СМР опирался, главным образом, на результаты деятельности МУФС, которая во многом на основе предоставленных сирийской вооруженной оппозицией данных пришла к заключению о том, что в Хан-Шейхуне действительно использовался зарин.

За два с лишним года своей деятельности СМР так и не смог создать необходимый экспертный потенциал и технический инструментарий для проведения профессиональных и объективных расследований случаев применения химоружия в Сирии. 17 ноября 2017 г. закончился срок действия мандата СМР, однако нежелание США и их союзников деполитизировать и оптимизировать деятельность СМР не позволило продлить функционирование этой структуры.