Журнал "ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК"
июль 2002 год

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ



__________________________________________________________________________

Вышинский Андрей Януарьевич
(министр иностранных дел СССР 1949—1953 гг.)

5 марта 1949 г., в разгар “холодной войны”, обострившейся в результате “берлинского кризиса”, вызванного проведением западными державами сепаратной денежной реформы в Германии и организацией советскими властями блокады Берлина, а также революции в Китае министром иностранных дел Советского Союза был назначен Андрей Януарьевич Вышинский. В 1952 году он избирается кандидатом в члены ЦК КПСС, но своим человеком среди партийной верхушки так и не становится. А. Я. Вышинский был, пожалуй, одним из наиболее образованных людей в сталинском руководстве, обладал цепкой памятью. К тому же он владел французским, английским и немецким языками, а польский, как и русский, знал с детства. Его суровость и жесткость в отношениях с подчиненными сочеталась с эрудицией и пытливым умом.

Бывший посол Великобритании в Москве Ф. Робертс в личном письме члену Союза писателей СССР А. И. Ваксбергу отмечал: “Будучи на протяжении длительных периодов британским поверенным в делах в Москве — с февраля 1945 года по октябрь 1947 года, — я часто виделся с ним в деловой и неформальной обстановке. Он хорошо говорил по-французски, был быстр умом, сообразителен и деловит, всегда хорошо знал существо вопроса. Но если к Молотову я испытывал, вопреки своему желанию, определенное уважение, то по отношению к Вышинскому я ничего такого не чувствовал. В то время все советские чиновники не могли делать ничего другого, кроме как проводить сталинскую политику, не задавая лишних вопросов, но А. Я. Вышинский, поступая как все, производил на меня впечатление особо раболепного лизоблюда, рвущегося подчиниться хозяину еще до того, как тот выскажет свое желание”1.

Андрей Януарьевич Вышинский родился 10 декабря 1883 г. в Одессе в семье состоятельных по тем временам, интеллигентных родителей (отец — провизор, мать — пианистка, учительница музыки). Вскоре родители переехали в Баку. Этот город будущий министр назвал “своей настоящей родиной”. Здесь отец после непродолжительного периода службы в Кавказском товариществе торговли аптекарскими товарами открыл свое дело — аптеку, приносившую приличный доход.

В Баку Андрей Януарьевич окончил Первую мужскую классическую гимназию имени императора Александра III. Как свидетельствуют современники, он был способным и начитанным мальчиком, правда, чрезмерно самоуверенным. “Был одет с иголочки, умел носить гимназический мундир, отлично танцевал”2. Многие годы спустя бакинский адвокат Григорий Мелик-Шахназаров, вспоминая в письме к “дорогому Андрею” их совместную учебу в гимназии, отмечал, что будущий дипломат “особенно отличался своими бицепсами, так что небезопасно было вступать в единоборство с их обладателем”3. В доме Вышинских нередко устраивались литературно-музыкальные вечера, на одном из которых Андрей познакомился со своей будущей женой Капой Михайловой.

В 1901 году Вышинский поступил на юридический факультет Киевского университета, окончить который ему удалось лишь через 12 лет. Подобно тысячам своих сверстников, он принял участие в студенческих “беспорядках”, за что в феврале 1902 года был исключен из университета. Он вернулся в Баку, где сблизился с рядом местных социал-демократических активистов. В 1904 году официально вступил в бакинскую организацию РСДРП (меньшевиков). Благодаря своему темпераменту и ораторству он скоро стал известен “всему Баку”, участвовал во многих забастовках, демонстрациях и т. д. Организовал боевую дружину. Неоднократно подвергался преследованиям за нарушение общественного порядка. Но когда революционные события уже пошли на убыль, его в феврале 1908 года осудили к одному году заключения. Наказание А. Я. Вышинский отбывал в Баиловской тюрьме. Меньшевик А. Я. Вышинский оказывался порой в центре дискуссий, которые происходила в камере. Его оппонентом был арестант — большевик по кличке “Коба”4. Так состоялось его знакомство с И. В. Сталиным.

Отбыв год в крепости, А. Я. Вышинский без особого труда смог восстановиться в Киевском университете, который в 1913 году окончил с отличием. Его оставили на кафедре для подготовки к профессорскому званию. Однако зоркое око царевых слуг усмотрело опасность в том, что социал-демократ станет профессором и будет просвещать неокрепшее юношество. Его опять отчислили из университета.

А. Я. Вышинский вернулся в Баку, затем переехал в Москву. В 1915 году его взял в помощники один из известных адвокатов того времени -П. Н. Малянтович, участник многих политических процессов: защитник Льва Толстого, участников вооруженного восстания в Москве (1905 г.), восставших моряков крейсера “Азов” и др. Получив должность помощника адвоката, А. Я. Вышинский был официально зачислен в состав адвокатского сословия Московской судебной палаты. Перед ним открывалась перспектива постоянной юридической практики.

Февральская революция 1917 года дала широкий простор для притока новых людей в административный аппарат. Юристы стали модной профессией. А. Я. Вышинский, будучи меньшевиком, всецело поддержал Временное правительство. Его речи на митингах сразу же привлекли внимание. Он был назначен комиссаром Первого участка милиции Якиманского района Москвы, а затем после организации новых органов власти стал председателем управы Якиманского района. По списку меньшевиков был избран в районную и кооптирован в городскую думу. Выполняя распоряжение Временного правительства, он принимал практические меры по розыску и аресту В. И. Ленина, скрывавшегося после июльских событий в Петрограде.

Октябрьская революция застала Вышинского на посту председателя Якиманской районной управы. Он не сразу поддержал большевиков. По наблюдениям близко знавших его лиц, перелом наступил осенью 1918 года, когда произошла революция в Германии. В 1920 году А. Я. Вышинский вступил в партию большевиков.

С этого времени он начинает постепенно двигаться по служебной лестнице, занимая все более высокие посты: начальник Управления распределения Наркомпрода, затем прокурор уголовно-судебной коллегии Верховного суда РСФСР и одновременно профессор Первого Московского государственного университета. В 1925 году избирается ректором университета.

В последующие годы А. Я. Вышинский занимает все более высокие судебные должности. Без его участия не проходит ни один из тогдашних громких судебных процессов (Шахтинское дело, процесс “Промпартии”, “дело Метро Виккерс”). Сталин использовал его меньшевистское прошлое и нередко прибегал к прямому давлению, когда замечал малейшие колебания. Процессы 1936—1938 годов против “врагов народа” оставили несмываемый кровавый след на имени Вышинского.

1 июня 1939 г. он был назначен заместителем председателя Совнаркома в качестве куратора вопросов культуры, а 1 октября 1940 г. — первым заместителем наркома иностранных дел. С этого времени вся деятельность А. Я. Вышинского была тесно связана с советской внешней политикой.

С первых дней работы в Наркоминделе он занимался отношениями СССР со странами формировавшейся антигитлеровской коалиции, прежде всего с Великобританией. Шла война, международная обстановка усложнялась. Германские войска появились в Румынии и Финляндии. Советское правительство предпринимало в начале 1941 года конкретные шаги по ограничению сферы гитлеровской агрессии и урегулированию вопросов, которые могли бы стать источником разногласий между СССР и Германией.

10 января 1941 г. А. Я. Вышинский подписал по поручению советского правительства соглашение с Германией об урегулировании взаимных имущественных претензий, связанных с переселением немцев из республик Прибалтики и соответственно советских граждан из районов, занятых Германией5.

3 марта он сделал представление болгарскому посланнику Ивану Стаменову по поводу согласия болгарского правительства на ввод германских войск в Болгарию. Заместитель наркома заявил, что советское правительство не может разделить мнения болгарского правительства о том, что эта акция преследует мирные цели на Балканах. Позиция болгарского правительства “ведет не к укреплению мира, а к расширению сферы войны и к втягиванию в нее Болгарии. ...Советское правительство, верное своей политике мира, не может ввиду этого оказать какую-либо поддержку болгарскому правительству в проведении его нынешней политики”6.

6 апреля 1941 г. гитлеровские войска вторглись в Югославию. Примеру гитлеровской Германии последовала Венгрия, которая ввела свои войска на территорию Югославии. В беседе с венгерским посланником в СССР Ж. Криштоффи 12 апреля А. Я. Вышинский заявил, что “Советское правительство не может одобрить подобный шаг Венгрии. На Советское правительство производит особенно плохое впечатление то обстоятельство, что Венгрия начала войну против Югославии всего через четыре месяца после того, как она заключила с ней пакт о вечной дружбе. Нетрудно понять, в каком положении оказалась бы Венгрия, если бы она сама попала в беду и ее стали бы рвать на части, так как известно, что в Венгрии также имеются национальные меньшинства”7.

Позиция, высказанная А. Я. Вышинским в отношении германской и венгерской акций в Болгарии и Югославии, была справедливой и находила поддержку международной общественности. К сожалению, в этот же период он, как и другие советские руководители, игнорировал многочисленные предупреждения о предстоявшем нападении фашистской Германии на Советский Союз. В беседе с американским послом Л. Штейнгардтом 24 мая он вновь опроверг “слухи” об угрозе неминуемого германского нападения, подчеркнув, что “СССР достаточно силен и сумеет сам за себя постоять должным образом”8.

Вторжение 22 июня 1941 г. германских полчищ на территорию СССР потребовало от советских дипломатов активных действий по созданию антигитлеровской коалиции. А. Я. Вышинский, как и другие руководители наркомата, постоянно в центре событий. 12 июля 1941 г. он присутствовал при первом акте, ведущем к созданию такой коалиции, — подписании соглашения Советского Союза с Великобританией о совместных действиях в войне против Германии9. В ряде стран немцы организовывали различного рода провокации с целью поссорить их с Советским Союзом. А. Я. Вышинский в своих беседах с представителями заинтересованных государств и заявлениях неоднократно опровергал всякого рода домыслы: будь то о бомбардировке советскими самолетами Болгарии и высадке парашютистов или же о бомбардировке г. Хапаранда в Швеции.

В октябре 1941 года центральный аппарат Наркоминдела и дипломатический корпус были эвакуированы в Куйбышев (ныне Самара) в связи с приближением немецких войск к Москве. Вместе с аппаратом НКИД туда переехали заместители наркома А. Я. Вышинский (в качестве руководителя), -В. Г. Деканозов и С. А. Лозовский.

6 ноября, вечером, в Куйбышевском оперном театре собрались представители общественных организаций и трудящихся по случаю очередной годовщины Октябрьской революции. Места в президиуме заняли некоторые члены руководства партии и страны — К. Е. Ворошилов, М. И. Калинин, А. А. Андреев, -Н. А. Вознесенский и др. С докладом выступил А. Я. Вышинский. “Впервые за 24 года, — сказал он, — в Москве не будет торжественного собрания и парада”.

Но А. Я. Вышинский ошибся. В Москве Сталин сделал доклад, который транслировался по радио. А на утро состоялся традиционный парад войск на Красной площади.

22 января 1942 г. А. Я. Вышинский подписал советско-польское соглашение о предоставлении правительством СССР правительству Польши займа в размере 300 млн. рублей на содержание польской армии на территории СССР10. В тот же день он оформил соглашение о предоставлении правительству Чехословакии займа в сумме 5 млн. рублей на содержание чехословацкой бригады на советской территории11.

Там же, в Куйбышеве, А. Я. Вышинский подписал вместе с японским послом И. Татекава 20 марта 1942 г. протокол о продлении советско-японской рыболовной конвенции 1928 года на 1942 год и произвел обмен нотами по этому вопросу. Японское правительство согласилось осуществлять платежи по требованию Госбанка СССР в золоте в слитках12.

А. Я. Вышинский оставил большой личный архив. Видимо, как юрист, он хотел предохранить себя от превратностей судьбы. Бросается в глаза нарочитая жесткость его тона в записях бесед, которые шли “наверх”, например: “Я вызвал английского посла и отчитал его”. Скорее всего, характер беседы был иной, и соответствующие английские записи, ставшие теперь доступными историкам, подтверждают это. Но желание понравиться руководству было для него особенно важно.

В октябре 1943 года в Москве состоялась конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании, в которой принял участие и А. Я. Вышинский. По предложению советского правительства конференция рассмотрела вопросы сокращения сроков войны против гитлеровской Германии и ее союзников в Европе, открытия второго фронта, обращения с Германией и другими вражескими странами в Европе, создания международной организации для обеспечения всеобщей безопасности и др. В частности, было решено создать Европейскую консультативную комиссию и Консультативный совет по вопросам Италии13. Для участия в работе этого союзнического органа 18 ноября в Алжир, где находилась штаб-квартира союзников, выехал А. Я. Вышинский. Это был его первый выезд за границу. Там он получил и некоторый опыт многосторонней дипломатии, впервые председательствуя на заседаниях союзного Консультативного совета, на которых рассматривались повседневные политические вопросы и координация политики союзников в отношении Италии.

В начале февраля 1944 года А. Я. Вышинский возвратился в Москву, куда уже стали прибывать многие сотрудники Наркоминдела, работавшие в Куйбышеве. Советские войска освободили бульшую часть оккупированной немцами советской территории и выходили на государственную границу СССР. В сентябре—октябре в Москве прошли переговоры с Болгарией, Румынией и Финляндией. Активное участие в переговорах с Румынией, а затем с Болгарией принимал А. Я. Вышинский. За короткое время заместитель наркома трижды побывал с официальной миссией в Румынии. Если во время первого визита в Бухарест в ноябре—декабре 1944 года А. Я. Вышинский справедливо требовал допуска в правительство румынских генералов, представителей политических партий Румынии, что не вызывало возражений со стороны англо-американский союзников, то после его визита в феврале—марте 1945 года, когда пост премьер-министра получил представитель Нацио-нально-демократического фронта, а министра внутренних дел — коммунист, такое развитие событий уже не совсем устраивало союзников14.

В феврале 1945 года А. Я. Вышинский — член советской делегации на Ялтинской конференции руководителей трех союзных держав — СССР, США и Великобритании, участвует работе одной из ее комиссий. В апреле того же года он присутствовал при подписании договоров о дружбе и взаимопомощи с Польшей, Югославией и другими государствами.

Победоносное завершение войны было ознаменовано 9 мая 1945 г. подписанием немцами Акта о безоговорочной капитуляции. Привез текст Акта в Берлин А. Я. Вышинский, который оказал маршалу Г. К. Жукову правовую поддержку в столь важный и ответственный момент. Фотография процедуры подписания отразила и присутствие Вышинского. После короткого пребывания в Москве он вновь уже в составе советской делегации едет в июле в Берлин на Потсдамскую конференцию руководителей трех союзных держав — СССР, США и Великобритании, которая решала вопросы послевоенного устройства Германии.

В январе 1946 года советское правительство назначило делегацию СССР на первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН во главе с Вышинским. Выступая, он, правда, еще употреблял выражения “наши американские и английские друзья”, но очень скоро, по мере усиления ветров “холодной войны”, стали крепчать и речи Вышинского. Подтверждая, что “демократия — это есть ограничение тирании”, он одновременно выступал против “принципа неограниченной свободы”15.

Летом и осенью 1946 года А. Я. Вышинский выступал на пленарных заседаниях Парижской мирной конференции, в комиссии по политическим и территориальным вопросам для Румынии, аналогичных комиссиях для Венгрии и Италии, в Комиссии по экономическим вопросам для Италии, о компетенции губернатора в Триесте, в Комиссии по экономическим вопросам для Балкан и Финляндии, о мирном договоре с Болгарией. Не раз бывал и в Нюрнберге, где проходил процесс над главными германскими военными преступниками. В октябре А. Я. Вышинский уже находился в составе советской делегации на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, был непременным участником последующих сессий. “Страстный” накал его речей нарастал, и нередко он допускал выпады в адрес отдельных делегатов.

В 1948 году А. Я. Вышинский представлял интересы СССР на Дунайской конференции в связи с выработкой новой конвенции о режиме судоходства на Дунае и в Совете Безопасности ООН по берлинскому вопросу. Ему даже удалось в неофициальном порядке согласовать с председателем Совета Безопасности представителем Аргентины Брамуглиа проект решения вопроса о положении в Берлине. Но потребовалось еще несколько месяцев, прежде чем была снята блокада Западного Берлина. А. Я. Вышинский присутствует при подписании договоров о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи с Румынией и Венгрией. Участвует в переговорах по выработке аналогичного договора с Финляндией.

7 марта 1949 г. А. Я. Вышинский назначается министром иностранных дел СССР. На собрании сотрудников МИД он требует выполнения не только своих указаний, но и приказов, подписанных ранее В. М. Молотовым. Остаются на своих местах и основные руководящие работники МИД. Вместе с тем он отдает ряд распоряжений по укреплению дисциплины среди сотрудников, ограничению их выступлений в печати и использования архивных документов при защите диссертаций.

Одним из первых его достижений на новом посту была договоренность с Великобританией, США и Францией о снятии с 12 мая 1949 г. советской блокады Западного Берлина16. Однако это решение не смогло остановить процесс создания НАТО.

В этот период все больше внимания А. Я. Вышинскому приходилось уделять проблемам Дальнего Востока. В марте 1949 года в Москве побывала делегация КНДР во главе с Председателем Совета министров Ким Ир Сеном. А. Я. Вышинский подписал 17 марта по поручению советского правительства соглашение об экономическом и культурном сотрудничестве17.

1 октября 1949 г. была провозглашена Китайская Народная Республика. В ходе визита Председателя КНР Мао Цзэдуна в Москву состоялись советско-китайские переговоры о заключении Договора о дружбе и взаимопомощи. 14 февраля 1950 г. А. Я. Вышинский и Премьер Государственного административного совета и министр иностранных дел КНР Чжоу Эньлай подписали упомянутый договор18, а также ряд других соглашений. В речи при подписании А. Я. Вышинский говорил, что “советский народ всегда испытывал глубокое чувство дружбы и уважения к китайскому народу”. Осенью того же года со всей страстью своего темперамента он обращал внимание Генеральной Ассамблеи ООН на “совершенную недопустимость и нетерпимость такого положения, когда в ООН до сих пор не представлена Китайская Народная Республика, великая страна с почти 500-миллионным народом”19.

Начавшаяся летом 1950 года война в Корее надолго осложнила международное положение. После смерти Сталина, а также в контексте появившихся признаков некоторой разрядки в международных отношениях 7 марта 1953 г. А. Я. Вышинский был переведен на должность первого заместителя министра и постоянного представителя СССР при ООН. В это время он находился в Нью-Йорке.

22 ноября 1954 г. А. Я. Вышинский скоропостижно скончался. Состоялось траурное заседание Генеральной Ассамблеи ООН, на котором с прощальным словом выступили председатель Ассамблеи Ван Клеффенс, представитель СССР А. А. Соболев, а также делегаты Сирии, Великобритании, Франции, США, Индии и Чехословакии.

Прах А. Я. Вышинского захоронен в Кремлевской стене.

В. В. СОКОЛОВ,
Чрезвычайный и Полномочный Посланник,
канд. ист. наук

______________________________________________________

1 Аркадий Ваксберг. Страницы одной жизни (Штрихи к политическому портрету Вышинского). “Знамя”, 1990, № 6, с. 127.

2 Цит. по: В. В. Соколов. Министр иностранных дел Андрей Вышинский. “Международная жизнь”, 1991, № 6, с. 105.

3 Аркадий Ваксберг. Указ. соч. “Знамя”, 1990, № 5, с. 153.

4 Там же, с. 156.

5 Там же, с. 303—306.

6 ДВП, т. XXIII, кн. 2, ч. 2. М., 1998, с. 448.

7 Там же, с. 553.

8 Там же, с. 699.

9 Там же, т. XXIV. М., 2000, с. 145—146.

10 Внешняя политика СССР. Сборник документов. Т. V. М., 1947, с. 159

11 Советско-чехословацкие отношения во время Великой Отечественной войны. М., 1960, с. 27—28.

12 Внешняя политика СССР, Т. V. М., 1947, с. 168—169.

13 Московская конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании 19—30 октября 1943 г. Сборник документов. М., 1978.

14 Три визита А. Я. Вышинского в Бухарест. 1944—1946. Документы российских архивов. М., 1998, с. 6—14.

15 Внешняя политика СССР, Т. VI. М., 1947, с. 219.

16 Внешняя политика Советского Союза. 1949 год. М., 1953, с. 99.

17 Там же, с. 85—88.

18 Внешняя политика Советского Союза. 1950 год. М., 1953, с. 58—68.

19 Там же, с. 407.