МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт

Главная страница \ Информация о текущей деятельности МИД России \ Информационные материалы Министерства иностранных дел \ Пресс–служба МИД России \ Выступления и заявления руководителей МИД России \



Стенограмма выступления Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на пленарном заседании Конференции по разоружению, Женева, 12 февраля 2008 года


186-12-02-2008


Уважаемый господин Генеральный секретарь,

Уважаемый господин Председатель,

Уважаемые коллеги, дамы и господа,

Прежде всего, хотел бы приветствовать всех участников Конференции по разоружению. Рад возможности выступить на этом представительном форуме, поделиться оценками положения дел в разоруженческо-нераспространенческом процессе, которое не может не вызывать всеобщей озабоченности.

Достижения науки и внедрение передовых технологий открывают невиданные возможности решения главнейшей для каждого государства задачи – обеспечения устойчивого развития и процветания. Возрастающая взаимозависимость глобализирующегося мира и нарождающаяся многополярность создают благоприятные условия для расширения международного сотрудничества в интересах максимально полного использования таких возможностей на благо всех стран и народов. В свою очередь, появление все новых и обострение многих существующих угроз глобального масштаба – от терроризма и расползания оружия массового уничтожения до изменения климата – требуют ответа солидарными усилиями всего международного сообщества. Это – веление времени.

У человечества нет разумной альтернативы обеспечению безопасности сообща, «всем миром». С финансовой и военной точек зрения эта задача не по силам ни отдельной стране, ни какой-то коалиции ограниченного состава. Сама логика развития современных международных отношений доказывает несостоятельность односторонних и блоковых схем, особенно силовых. Их приверженцы не способны гарантировать безопасность даже для самих себя и лишь демонстрируют пределы того, что можно достичь подобным реагированием. Но главное – такие действия подрывают стабильность, вынуждая другие страны также самостоятельно заботиться о своей безопасности. И как правило, это идет во вред нераспространению.

Стержневым элементом современной системы международной безопасности является Договор о нераспространении ядерного оружия. Через несколько месяцев здесь, в Женеве, состоится вторая сессия Подготовительного комитета по очередному обзору ДНЯО. Мы заинтересованы в максимально конструктивной и результативной работе этого форума, призванного создать благоприятные условия для успешного проведения Обзорной конференции 2010 года. Главное – обеспечить дальнейшую действенность Договора, имея в виду единство его трех фундаментальных составляющих: нераспространения, мирного использования атомной энергии и разоружения.

Важнейшее значение в деле реального разоружения имеют российско-американские отношения в сфере ограничения и сокращения стратегических наступательных вооружений. К сожалению, нет определенности относительно будущего этого процесса. В декабре 2009 года истекает срок действия Договора СНВ-1. Мы заблаговременно, еще три года назад, выступили с идеей разработки и заключения новой полноформатной договоренности о дальнейшем контролируемом сокращении и ограничении СНВ.

Наша цель – сохранить стабильность и предсказуемость в стратегических отношениях России и США. Поэтому мы предлагаем взять все лучшее из действующего Договора и заложить это в новую договоренность. Такой документ – разумеется, юридически обязывающий – мог бы зафиксировать новые, более низкие подлежащие проверке потолки как на стратегические носители (межконтинентальные баллистические ракеты, баллистические ракеты подводных лодок, тяжелые бомбардировщики), так и размещенные на них боезаряды. Однако выйти на приемлемые решения пока не удается.

Рассчитываем, что американские переговорщики прислушаются к призыву таких авторитетов в этой области, как Джордж Шульц, Генри Киссинджер, Сэм Нанн и Уильям Перри, которые убедительно обосновали необходимость продолжать ядерное разоружение, укреплять международные режимы нераспространения и поддерживать стратегическую стабильность на многосторонней основе. Многие их идеи созвучны российским инициативам, хотя, конечно же, есть и моменты, требующие дополнительного обсуждения при согласовании конкретных путей решения столь непростых задач.

Хочу особо отметить, что нас не может не беспокоить ситуация, когда на фоне перспективы прекращения действия договорных ограничений на СНВ наращиваются усилия США по развертыванию своей глобальной системы ПРО. Неразрывная связь стратегических наступательных и оборонительных вооружений известна, и не учитывать это в дальнейшем военном планировании невозможно. Стремление обзавестись противоракетным «щитом» и одновременно демонтировать «ножны», в которых хранится ядерный «меч», крайне опасно. А если добавить сюда известную концепцию «глобального молниеносного удара», предусматривающую поражение стратегическими носителями в ядерном или обычном оснащении объектов в любой точке земного шара в течение одного часа после принятия соответствующего решения, то риски для стратегической стабильности и предсказуемости становятся более чем очевидны.

Считаем, что стратегическая стабильность более не может оставаться эксклюзивной областью российско-американских отношений. Эту остаточную биполярность надо преодолевать на путях открытия данной сферы для всех заинтересованных государств, готовых к активному взаимодействию в интересах укрепления общей безопасности. Такое сотрудничество, по нашему твердому убеждению, должно основываться на равноправии, взаимном уважении, конструктивном диалоге, совместном анализе и учете интересов всех сторон при выработке и принятии решений.

Эти принципы Россия будет и впредь отстаивать в своей внешней политике. На них же традиционно строится и работа Конференции по разоружению – уникального и незаменимого международного переговорного форума, обладающего солидным интеллектуальным и профессиональным потенциалом. Конференция внесла весомый вклад в дело укрепления мира и безопасности, разоружения и нераспространения оружия массового уничтожения и средств его доставки, разработав важнейшие международно-правовые документы в этой области.

Вместе с тем результаты, достигнутые на Конференции в прошлом, не способны решить всех современных проблем: здесь появляются новые и весьма серьезные вызовы и угрозы, требующие безотлагательного совместного реагирования. Промедление чревато опасными рисками.

Как и подавляющее большинство других государств, Россию, конечно же, не устраивает ситуация, когда вот уже в течение 10 лет содержательная работа КР остается заблокированной, а в сфере разоружения, контроля над вооружениями и нераспространения наблюдается застой. Убеждены, что при наличии политической воли можно выправить положение. Важнейшая предпосылка – создание благоприятных международных условий для разоруженческого процесса, продвижение которого возможно лишь на основе взаимности, соблюдения принципа равной безопасности и международной законности.

Среди вопросов, требующих задействования потенциала Конференции, – обеспечение предсказуемости военной космической деятельности. Без предотвращения гонки вооружений в космосе безопасности в мире станет меньше. Под угрозой окажется стратегическая стабильность – ключевой элемент военно-политического равновесия в мире.

В последнее время масштабы и значимость исследования и использования космического пространства существенно возросли. Интересы дальнейшего динамичного развития международного космического сотрудничества настоятельно требуют принятия мер с целью не позволить превратить космическое пространство в арену противостояния, обеспечить его сохранение свободным от оружия любого вида.

Год назад, выступая в Мюнхене, Президент В.В.Путин предостерег против появления новых высокотехнологичных дестабилизирующих видов оружия, новых сфер конфронтации. Как он подчеркнул, милитаризация космоса может спровоцировать непредсказуемые для мирового сообщества последствия – не меньшие, чем начало ядерной эры. Президент сообщил, что для недопущения подобного развития готовится проект специального договора. Такой документ был разработан нами в соавторстве с КНР и неофициально распространен среди заинтересованных делегаций на Конференции в июне прошлого года. Реакция абсолютного большинства партнеров – позитивная. Многие государства настроены на предметную работу по этой проблеме.

Сегодня Российская Федерация совместно с Китайской Народной Республикой официально вносят проект Договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов (ДПРОК) для рассмотрения на КР. Считаем Конференцию наиболее подходящим форумом для многосторонней работы по проекту Договора с учетом ее мандата, повестки дня и высокого экспертного потенциала в области военного космоса.

В проекте учтены предложения, сделанные государствами-участниками КР в ходе совместной работы над элементами Договора, которые были ранее предложены Россией и Китаем вместе с группой соавторов и плодотворно обсуждались здесь на протяжении более пяти лет.

Мы вносим проект Договора с исследовательским мандатом. Он поддерживается большинством государств-участников Конференции и не создает каких-либо сложностей для поиска компромисса по программе ее работы. Рассчитываем, что в последующем, когда для этого созреют условия, работа может быть переведена в переговорное русло с учреждением соответствующего Спецкомитета Конференции по разоружению.

Современное международное космическое право не запрещает размещения в космическом пространстве оружия, не являющегося ОМУ. А между тем, такое оружие, размещенное в космосе, имело бы глобальную зону действия, высокую готовность к применению, возможность скрытного воздействия на космические и наземные объекты и их выведения из строя. Оно стало бы – в отличие от ОМУ – не инструментом сдерживания, а оружием реального применения, генерировало бы подозрительность и напряженность в отношениях между государствами, нарушало климат взаимного доверия и сотрудничества в освоении космоса.

К тому же размещение оружия в космосе одним государством неизбежно вызовет цепную реакцию. А это, в свою очередь, чревато новым витком гонки вооружений как в космосе, так и на Земле.

Проект ДПРОК предусматривает запрет на размещение оружия любого вида в космическом пространстве, применение силы или угрозы силой в отношении космических объектов. Договор призван устранить существующие пробелы в международном космическом праве, создать условия для дальнейшего исследования и использования космического пространства, обеспечить сохранность космической собственности, укрепить всеобщую безопасность и контроль над вооружениями.

Задача предотвращения гонки вооружений в космическом пространстве стоит на повестке дня Конференции. Пора приступить к серьезной практической работе в этой области, действуя на упреждение. Иначе момент может быть упущен. Предотвратить угрозу всегда легче, чем устранять.

Не будем забывать, что гонка ядерных вооружений началась в расчете на сохранение монополии на этот вид оружия, но эта монополия просуществовала всего четыре года. Однако и этого периода было достаточно, чтобы развернуть мировую политику в русло «холодной войны», которая длилась свыше четырех десятилетий и обернулась гигантской тратой материальных и иных ресурсов в ущерб решению проблем развития. Надо ли «повторять историю»?

Все государства обладают равным и неотъемлемым правом на доступ в космическое пространство, его исследование и использование. Закономерно, что обеспечение безопасности в космосе – наша общая задача, и надо сообща найти такое ее решение, которое будет работать на укрепление международной безопасности и стабильности. У нас нет сомнений в том, что ДПРОК является эффективным и реалистичным способом достижения этой цели. Готовы к тесному сотрудничеству со всеми государствами-участниками Конференции.

Еще одна актуальная проблема, которая оказывает значительное влияние на стратегическую стабильность и международную безопасность, связана с ракетным распространением. В октябре 2007 года Президент В.В.Путин выдвинул инициативу о придании глобального характера обязательствам, зафиксированным в Договоре между СССР и США о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности (РСМД).

Инициатива была поддержана американскими партнерами. Наши общие позиции отражены в Совместном заявлении по Договору о РСМД, распространенном в качестве официального документа на 62-й сессии Генассамблеи ООН и на Конференции по разоружению. Отклик подавляющего большинства членов мирового сообщества – одобрительный. Но есть и государства, которые по разным причинам не проявили готовности его поддержать. Мы принимаем во внимание их подходы и хотели бы продолжить совместный поиск взаимоприемлемого решения проблемы.

С этой целью предлагаем разработать и заключить многостороннее соглашение на базе соответствующих положений Договора о РСМД. Основными элементами такой универсальной международно-правовой договоренности могли бы стать следующие.

Во-первых, обязательство сторон не проводить летных испытаний и не производить никаких РСМД, их ступеней и пусковых установок.

Во-вторых, обязательство государств-участников к согласованному сроку ликвидировать все свои РСМД, их пусковые установки и связанные с ними вспомогательные сооружения и оборудование.

В-третьих, установить правила засчета и определения типа РСМД, их размещения и перемещения в процессе подготовки к ликвидации, процедуры ликвидации и проверки выполнения обязательств.

Имеем в виду неофициально распространить элементы предлагаемого Соглашения для изучения странами-участницами Конференции по разоружению. Мы открыты для конструктивного диалога и приглашаем партнеров к совместной работе*.

В заключение хотел бы кратко остановиться на внешнеполитической философии новой России применительно к проблематике разоружения.

В новом веке цель любого государства – играть и выигрывать в мировой конкурентной борьбе, а не на полях сражений. Вся внешняя политика России ориентирована на то, чтобы сохранить открывшуюся перед нами впервые историческую перспективу подлинно самобытного, самостоятельного развития в семье других наций. Это будет невозможно без продолжения ускоренного социально-экономического подъема страны, который и будет одной из ключевых гарантий нашей безопасности. Во внешнем плане ее должна обеспечить более справедливая и по-настоящему демократическая архитектура международных отношений. К сожалению, мир, избавившись от «холодной войны», никак не может обрести новое равновесие. Весьма высок конфликтный потенциал, в том числе в районах, близких к российским рубежам.

Вот почему мы последовательно выступаем за утверждение коллективного образа действий и укрепление правовых начал в региональной и глобальной политике на основе Устава ООН и признания неделимости безопасности и развития в современном мире.

Вот почему мы выступаем за создание открытых систем коллективной безопасности, прежде всего – формирование единого пространства безопасности в Евроатлантическом регионе. Убеждены: безопасность нужна не друг от друга и тем более не против кого-то, а от трансграничных угроз.

Вот почему, как заявил на днях Президент В.В.Путин, мы не дадим втянуть себя в затратную конфронтацию, в том числе в новую гонку вооружений, пагубную для внутреннего развития страны.

Вот почему мы выступаем за сохранение преемственности в процессе разоружения и контроля над вооружениями, его дальнейшее договорно-правовое развитие, в том числе на многосторонней и универсальной основе – в духе стратегической открытости.

Не Россия бросает эти вызовы своим международным партнерам – их бросает сама жизнь всем без исключения государствам, прежде всего ведущим, от которых во многом зависят судьбы мира. Мы свой выбор сделали и готовы к совместной работе.

* Проект "Основные элементы международно-правовой договоренности о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности (наземного базирования), открытой для широкого международного присоединения" публикуется на сайте МИД России.


12 февраля 2008 года