МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт

Главная страница \ Информация о текущей деятельности МИД России \ Информационные материалы Министерства иностранных дел \ Пресс–служба МИД России \



Стенограмма выступления и ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на пресс-конференции после выступления на Конференции по разоружению, Женева, 7 марта 2009 года

400-13-03-2009

Только что на заседании Конференции по разоружению мною было озвучено заявление Президента Российской Федерации Д.А.Медведева «О заключении договоренности с США на замену Договора о СНВ». Документ отражает принципиальные российские подходы к выработке новой полноформатной договоренности с США по дальнейшему взаимному контролируемому сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений.

Приветствуем позитивные сигналы, получаемые от новой администрации США. Убеждены, что возобновление после долгого перерыва интереса Вашингтона к разоруженческому процессу может стать одним из ключевых моментов новой, теперь уже позитивной повестки дня как российско-американских отношений, так и многосторонних переговоров по разоружению.

Выступаем за то, чтобы будущая российско-американская договоренность по СНВ носила юридически обязывающий характер, ограничивала не только боезаряды, но и средства их доставки – межконтинентальные баллистические ракеты, баллистические ракеты подводных лодок и тяжелые бомбардировщики. Считаем необходимым также исключить возможность размещения СНВ за пределами национальной территории, обеспечить недопущение как «возвратного», так и «компенсационного» потенциалов.

Президент Д.А.Медведев подчеркнул приверженность России цели достижения мира, свободного от ядерного оружия, в полном соответствии с обязательствами по ДНЯО и нашу готовность к переговорам с новой американской администрацией.

Кроме того, в выступлении мы поделились российскими оценками узловых проблем в сфере нераспространения, разоружения и контроля над вооружениями. Было подтверждено намерение России продолжать противодействовать распространению гонки вооружений, прежде всего, на космическое пространство. На этот счет есть совместная российско-китайская инициатива, которая рассматривается участниками Конференции по разоружению. Мы заявили о готовности развивать российско-китайские инициативы по предотвращению размещения в космосе оружия любого вида. Уверен, что такая работа будет содействовать обеспечению предсказуемости стратегической ситуации, в чем, я не сомневаюсь, заинтересованы все государства, пользующиеся благами мирного космоса.

Высоко ценим весомый вклад Конференции по разоружению в дело укрепления международной безопасности. Выступаем за использование потенциала этого форума в полной мере. Заинтересованы в скорейшем начале переговорного процесса на основе согласованной программы работы, отвечающей интересам всех государств-членов.

Убежден, что многосторонняя дипломатия, готовность к компромиссам и совместному преодолению кризисных явлений – это единственный путь к решению стоящих перед международным сообществом задач, прочная методологическая основа для достижения реального прогресса в разоруженческой сфере. Много времени было потеряно. Поэтому настроены на интенсивную работу с американскими партнерами, всеми государствами, участвующими в деятельности Конференции по разоружению.

Вопрос: Какой вывод можно сделать по итогам вчерашних переговоров с Госсекретарем США Х.Клинтон по ближневосточному урегулированию? Какие предложения по данному вопросу вносит Россия?

С.В.Лавров: Вывод, который мы делаем после вчерашних переговоров с Государственным секретарем Соединенных Штатов, заключается в том, что решение ближневосточных проблем на основе создания палестинского государства и обеспечения мирного сосуществования этого и всех других государств региона с Израилем является вполне реальным. Мы почувствовали, что у новой американской администрации сохраняется приверженность именно такому подходу. В новых условиях необходимо переоценить ситуацию, определиться с ближайшими шагами. Но убежден, что стратегические цели создания палестинского государства и реализации концепции «двух государств» - Палестины и Израиля, живущих в мире и безопасности друг с другом и со всеми остальными государствами, остаются неизменными. Рассчитываю, что в ближайшее время, как только в Израиле будет завершено формирование правительства, мы определимся со сроками Московской конференции, призванной «перезапустить» мирный процесс, причем не с нуля, а на основе того, что уже было достигнуто сторонами.

Важнейшим условием эффективности работы на данном направлении является достижение палестинского единства. Приветствуем усилия, предпринимаемые Египтом по определению условий такого единства, включая создание правительства и подготовку президентских и парламентских выборов в Палестине. Считаем, что это важнейшая инициатива, и какие-то другие идеи, которые бы шли вразрез с усилиями Египта, будут контрпродуктивными. Поэтому сейчас наша активность сконцентрирована на поддержке усилий Каира.

Вопрос: Снизилась ли после вчерашней встречи озабоченность России в связи с намерением США разместить ударную группировку в космосе? На какой стадии проработки в данный момент находится проект Договора о предотвращении размещения оружия в космосе?

С.В.Лавров: На этот вопрос я уже ответил в своем вступительном слове. Что касается позиции Соединенных Штатов по проблеме неразмещения оружия в космосе, обзор подходов новой администрации ко всем аспектам разоруженческой проблематики не завершен, он продолжается. Рассчитываем, что итогом этого обзора станет позиция, которая позволит договариваться на основе российско-китайской инициативы и других инициатив, выдвигаемых государствами, заинтересованными в том, чтобы космос оставался мирным.

Вопрос: В своем заявлении Вы поддержали инициативу создания международной организации по обеспечению ядерного топливного цикла, говорили о формировании запасов низкообогащенного урана. Ракеты, которыми были обстреляны территории Ливана (2006 г.) и Сирии (2007 г.), содержали боеголовки с низкообогащенным ураном. Создается впечатление, что своим заявлением Вы закрываете режим ядерного оружия, который устарел, и открываете новую эру оружия, которое оставляет после себя радиактивное заражение. США неоднократно испытывали такое оружие в Афганистане, Ираке и других странах. Не могли бы Вы это прокомментировать?

С.В.Лавров: Мне это очень трудно комментировать, т.к. заявление очень странное. Многосторонние центры по предоставлению услуг ядерного топливного цикла будут работать под полным контролем МАГАТЭ, будут производить не начинку для оружия, а топливо для атомных электростанций. Поэтому я не усматриваю связи между этой важнейшей инициативой, одобренной всеми государствами, и событиями на Ближнем Востоке, в том числе применение оружия против мирных жителей.

Вопрос: В своем выступлении Вы говорили о превращении региона Ближнего Востока в безъядерную зону. Как можно вовлечь Израиль в этот процесс?

С.В.Лавров: Как я уже сказал, в пользу создания зоны, свободной от ядерного оружия на Ближнем Востоке, высказывались участники Договора о нераспространении ядерного оружия. Есть и решения Совета Безопасности, в которых поддерживаются усилия, направленные на создание такой зоны. Не буду долго говорить об очевидном. Это очень сложный вопрос, завязанный на многие аспекты развития ситуации на Ближнем Востоке и существенно зависящий от того, как будет продвигаться процесс всеобъемлющего ближневосточного урегулирования. Поэтому ничего, кроме продолжения настойчивого терпеливого поиска компромиссных развязок, я порекомендовать не могу. Уверен, что актуальность этой темы не только сохраняется, но и будет возрастать по мере того, как мы все будем продвигаться по пути мирного обустройства ближневосточного региона.

Вопрос: Является ли ощущение дружественной атмосферы в ходе вчерашней встречи с Госсекретарем США Х.Клинтон свидетельством чего-то конкретного? Будет ли означать нажатие кнопки «перезагрузки» такую же перезагрузку в области переговоров по стратегическим вооружениям?

С.В.Лавров: Как Вы понимаете, первая встреча всегда посвящена тому, чтобы познакомиться друг с другом. Именно такая встреча состоялась вчера. В ходе переговоров обсуждалась повестка дня двусторонних отношений, включая региональные и международные вопросы. Мы договорились о том, что ни один из существующих вопросов не будет снят с повестки дня. Имею в виду как те вопросы, по которым у нас позиции весьма схожи, так и спорные моменты, которые тоже не стоит оставлять без внимания. Мы разработали что-то вроде «графика», предусматривающего не только проведение встреч между представителями правительств России и США, но и перечень вопросов, которые необходимо обсудить. Договорились предложить вниманию наших президентов соображения относительно того, какие указания они могли бы дать соответствующим ведомствам в Москве и Вашингтоне в целях осуществления совместных усилий, направленных на достижение прогресса по целому ряду вопросов. Основным приоритетом как в хронологическом порядке, так и по существу, является Договор по стратегическим вооружениям, срок действия которого истекает в декабре этого года. Мы считаем, что новый такой договор необходим.

Действительно, встреча прошла в дружественной обстановке. Мы не приступали к переговорам по существу вопросов. Сами переговоры будет вести труднее, как и любые переговоры вообще. Однако мы сошлись во мнении о необходимости сосредоточиться на ключевых вопросах нашей повестки дня. И как только будет сформирована команда американских переговорщиков в области разоружения, мы проведем встречу с нашими партнерами на уровне экспертных групп и будем стараться сделать все возможное для того, чтобы новый договор был готов к концу года.

Вопрос: Считаете ли Вы необходимым ограничение боезарядов на складах? Размещение каких видов стратегических наступательных вооружений, по Вашему мнению, недопустимо за пределами национальной территории?

С.В.Лавров: Что касается первой части вопроса, я довольно подробно говорил об этом в выступлении на Конференции по разоружению, упомянул об этом и здесь. Считаем, что необходимо ограничивать все боезаряды – не только так называемые оперативно развернутые, но и боезаряды на складах, чтобы не было возвратного потенциала. Полагаем необходимым ограничивать все носители СНВ.

Что касается размещения ядерного оружия за пределами национальной территории, прежде всего, речь идет о наземном ядерном оружии. Мировой океан, по нашему убеждению, не будет объектом каких – либо новых международно-правовых регулирований. Правила, которые существуют в соответствии с современным международным правом, должны полностью оставаться в силе.

Вопрос: Обсуждался ли в ходе встречи с Х.Клинтон вопрос противоракетного щита? Из высказываний Х.Клинтон можно сделать вывод о том, что США готовы отказаться от развертывания системы ПРО в Европе. Будет ли Россия сотрудничать с Соединенными Штатами в этом вопросе? Намерена ли Российская Федерация ужесточить свою позицию в отношении ядерной программы Ирана?

С.В.Лавров: Мы обсуждали вопрос ПРО, представили нашу позицию, в основе которой лежит весьма серьезный компетентный анализ военных специалистов. Если в Восточной Европе будет создан третий позиционный район, это увеличит риски для стратегических интересов Российской Федерации. Поэтому Россия вынуждена будет принять ответные меры для того, чтобы противодействовать этим рискам. В то же время мы предпочли бы не делать этого. Если, как говорят наши американские коллеги, идея заключается в том, чтобы противостоять угрозе с «юга», то предложение, сделанное Россией два года назад, в отношении совместной работы по мониторингу этих вопросов с использованием средств, которыми располагает Россия (как на своей территории, так и на территории соседних стран), как раз и подразумевает соответствующие действия по отношению к угрозам с «юга».

Считаем целесообразным в сотрудничестве с США, европейскими странами посмотреть, как можно совместно использовать наш интеллектуальный потенциал вместо того, чтобы полагаться на то или иное решение, принятое в одной столице. С интересом ожидаем результатов изучения этого вопроса новой администрацией США. Речь идет о вопросах целесообразности развертывания ПРО в той или иной стране, а также возможных дополнительных вариантах противодействия угрозам в связи с распространением ракетных технологий, обеспечении защиты от таких угроз. Сам по себе факт этого рассмотрения означает, что третий позиционный район в Чехии и Польше не представляется единственным вариантом даже с точки зрения американских экспертов. Как я уже сказал, администрация Б.Обамы сейчас изучает этот вопрос. Вчера мы обратились с просьбой к нашим американским партнерам учесть в ходе этого пересмотра и оценки, которые представила Россия. Готовы более подробно изложить наши соображения в ходе дальнейшего обсуждения данной темы с американской стороной.

Конечно, Иран – это отдельный вопрос. По Ирану Россия и США работают совместно в формате группы «5+1». Группа выработала свои предложения, представила их Ирану. Надеемся, что рассмотрение администрацией Б.Обамы возможных подходов к Ирану будет учитывать не только интересы США, но и точку зрения других стран. Рассчитываем, что это приведет к активизации усилий США в поисках политико-дипломатического решения.

Вопрос: Возможно ли российско-американское военное сотрудничество в отношении Ирана? В своем выступлении Вы упомянули наметившийся прогресс в процессе разоружения. Почему Вы почувствовали это именно сейчас?

С.В.Лавров: Региональные конфликтные ситуации, включая ситуацию вокруг ядерной программы Ирана, не имеют военного решения. Поэтому мы готовы к контактам между военными России и Соединенных Штатов, но речь не идет о каких-либо совместных военных действиях по решению подобных проблем. Мы заинтересованы в развитии контактов по военной линии на двусторонней основе и в контексте возобновления работы Совета Россия –НАТО на принципах равной безопасности. И, прежде всего, мы хотим развивать совместимость наших миротворческих потенциалов. Это очень важное направление. Думаю, здесь наши военные будут в состоянии поискать возможные пути сотрудничества.

Что касается оценки нынешнего момента в международных отношениях, то приход администрации Б.Обамы к власти, конечно, изменил ситуацию, поскольку вопросам многостороннего разоружения уделяется повышенное внимание, чего мы не наблюдали у предыдущей администрации. Все в мире убедились в том, что развитие событий за последние годы обретает слишком тревожный характер. Растет понимание необходимости реальных коллективных эффективных шагов по снижению напряженности, встраиванию новых ограничителей в режимы, которые обеспечивают нераспространение оружия ядерного уничтожения и не допускают его попадания в руки «негосударственных игроков». Накопление всех этих факторов создает ту позитивную критическую массу, которая может при всеобщей политической воле вылиться в конкретные решения, обеспечивающие прогресс в деле разоружения.


13 марта 2009 года