10.11.1411:41

Примаков Евгений Максимович


Евгений Максимович Примаков родился в Киеве 29 октября 1929 года, а детство и юношеские годы провел в Тбилиси. В конце ХХ века в своих мемуарах он напишет: "Я вырос в Тбилиси, очень люблю этот город, эту страну. Мне очень тяжело, что я не могу позволить себе сесть в самолет, полететь туда на день и вернуться. Когда уйду с поста главы МИДа, обязательно буду делать такие вылазки". В 1953 г. окончил Московский институт востоковедения, в 1956 г. - аспирантуру экономического факультета Московского государственного университета им. Ломоносова. С 1956 по 1960 гг. работал ответственным редактором, потом - главным редактором Главного управления радиовещания Гостелерадио. С 1960 г. по 1962 гг. Евгений Примаков - заместитель главного редактора главной редакции Госкомитета по телевидению и радиовещанию.

Примаков серьезно занимался и научной деятельностью и в 1960 г. защитил докторскую диссертацию. А в 1979 г. его избирают академиком Академии наук СССР. Своим академическим званием, по свидетельству знакомых, Примаков гордится. Научные интересы Евгения Максимовича, кроме экономических проблем, были связаны с разработкой практических и аналитических рекомендаций относительно стран Востока для Политбюро ЦК КПСС. Это наложило значительный отпечаток на его дальнейшую биографию, и в своей деятельности он всегда был сориентирован на Восток. Так, в научных работах по вопросам вытеснения арабов с территории Палестины, вопреки официальной израильской историографии, Примаков связывал этот процесс исключительно с проявлениями израильской экспансии. Он считал, что одна из главных причин затягивания мирного процесса на Ближнем Востоке есть позиция Израиля относительно арабского народа Палестины.

С 1962 года Примаков работал в газете "Правда": до 1966 года обозревателем и заместителем редактора отдела Азии и Африки, а в 1966-1970 годах собственным корреспондентом газеты "Правда" в арабских странах.

В 1970 году Евгений Максимович Примаков возвратился к научной работе и до 1977 года занимал должность заместителя директора Института мировой экономики и международных отношений Академии наук СССР. После этого он работал директором Института востоковедения Академии наук СССР, пока в 1985 году не возвратился в Институт мировой экономики и международных отношений на должность директора.

Будучи в 1986-1989 годах кандидатом в члены, а с 1989 - членом ЦК КПСС, Примаков проявил себя верным приверженцем реформ Михаила Горбачева. Генеральный секретарь ЦК ему доверял, о чем свидетельствует и то, что с июня 1989 по сентябрь 1991 года Примаков занимал должность председателя Совета Союза - руководителя одной из двух палат Верховного Совета СССР. Неоднократно и сам Горбачев высказывал свое уважение к Примакову, отмечая его порядочность и ум. Бывший член Политбюро ЦК КПСС А. Яковлев скажет позднее: "Демократы напрасно принимают Примакова в штыки: консерватор! Он не консерватор, он просто не торопится с выводами. То, что можно сказать сегодня вечером, он предпочтет сказать завтра вечером. Американцам придется всегда формулировать свою позицию с учетом мнения России. Он будет постоянно напоминать американцам, что Россия существует".

После провала ГКЧП Евгений Примаков надолго связывает свою биографию с разведкой. С сентября по ноябрь 1991 г. он - первый заместитель председателя КГБ СССР, начальник 1-го Главного управления КГБ СССР, а после того как управление превратилось в декабре того же года в Службу внешней разведки, возглавил ее. Пребывание Примакова на этой должности ознаменовалось появлением нескольких открытых аналитических докладов, в которых отразилась позиция, кое в чём отличная от внешнеполитического курса МИД под руководством Козырева.

В 1996 году Примаков сам возглавил МИД. Позиции России он отстаивал намного более жестко, чем это делалось в предыдущие годы. А по целому ряду принципиальных вопросов международной политики - таких, как отношение к Ираку, Югославии, расширению НАТО на Восток, - он активно отстаивал взгляды, которые нередко противоречили западному пониманию проблем. По свидетельству газеты "Аргументы и факты", правительства стран третьего мира "не скрывали своего удовлетворения" назначением Евгения Максимовича министром иностранных дел. А известный американский комментатор Сафайр в "Нью-Йорк таймс" писал, что "сообщение о его появлении на посту российского министра иностранных дел вызвало холодное дрожание Запада". Западные журналисты, по аналогии с одним из наиболее известных министров иностранных дел Андреем Громыко, часто называли Примакова "мистер НЕТ". Сам глава внешнеполитического ведомства однажды с улыбкой заметил: "Иногда на некоторые вопросы могут быть очень простые ответы. Твой собеседник думает, что ты настолько умен и хитер, что просчитываешь все на несколько ходов вперед и принимаешь все решения с определенным прицелом. На самом деле это далеко не всегда так".

В мае 1998 г. МИД посетил Борис Николаевич Ельцин, что обозревателями было расценено чуть ли не как сенсация. Глава российского внешнеполитического ведомства был награжден высшим российским орденом. Были выделены бюджетные средства на ремонт помещения. Президент подчеркнул "особую роль" министра и дал высокую оценку работе МИДа, указав, что российская дипломатия стала более принципиальной и приобрела умение "добиваться поставленных целей".

Евгений Максимович Примаков напишет позднее: "Когда я пришел работать в МИД, то мы собрались - мои заместители и руководители соответствующих департаментов - для анализа возможных вариантов действий в ответ на расширение НАТО.
Первый. Заявить, что мы категорически против и вести дело к тому, чтобы этого не произошло. Естественно, это означало бы обострение отношений с США, странами Западной Европы. Второй вариант - согласиться полностью и, как говорится, "не рыпаться". И, наконец, третий вариант: не соглашаться с расширением НАТО, минимизируя негативные для нас последствия от этого процесса. Был выбран третий, как оказалось, правильный вариант. Потому что обострять отношения со всеми странами НАТО контрпродуктивно".


Черты, которые проявил Евгений Максимович Примаков на должности министра иностранных дел, не остались незамеченными российскими политиками. Принципиальность, патриотизм и честность Примакова сыграли главнейшую роль как в выборе президента страны, так и в согласии с ним Госдумы России. И потому после августовского кризиса с сентября 1998 г. по май 1999 года Евгений Примаков был председателем правительства России. Именно в этот период российская экономика стала на путь выздоровления. Рост мировых цен на нефть создал для страны довольно благоприятную обстановку и правительство Примакова выжало из них максимум возможного, благодаря чему Россия пережила кризис довольно быстро. Сразу после назначения его премьером правительства в одном из интервью Примаков скажет: "Совершенно ясно, что экономическое развитие в 90-е годы привело к кризису августа 98-го. Конечно, положение усугубил мировой финансовый кризис. Но кризисные явления такой глубины, которые мы наблюдали в августе 98-го года, не могли просто быть следствием чего-то происходящего вовне страны. Я думаю, что это логический результат той экономической линии, которая осуществлялась в 90-е годы. Иными словами, это кризис "псевдолиберализма", который базировался на отрицании роли государства в переходный период к рыночной экономике. Это - отход от цивилизованного рынка".

Ситуация августа 1998 г., сложившаяся в российской власти и стране, прежде всего требовала конструктивного социального диалога, реального сотрудничества разных ветвей власти и слоев населения, усиления поиска наиболее подходящих для тогдашнего экономического состояния страны форм организации общественного производства и цивилизованных отношений его участников. Выполняя в первые месяцы своего весьма короткого по времени премьерства де-факто обязанности вице-президента страны, дипломат Примаков сумел наладить важную для страны и невидимую для многих работу по политическому согласованию значительного количества полярных мыслей и программ, обеспечивая этим самым постепенное оживление деятельности органов государственного управления в условиях глубокого экономического кризиса. Сам Примаков скажет позднее: "Одну из своих главных задач на посту премьера я видел в том, что Россия не должна разбазаривать свой оставшийся интеллектуальный потенциал".

От Примакова все ждали "чудес" относительно исправления курса государственного корабля в бушующем море глубокого финансового кризиса, ждали действий. И премьер делал все возможное, чтобы государственный корабль России оставался на плаву. Именно его огромный опыт и осведомленность в международных делах и мировой экономике порождали ожидание значительной частью российских избирателей того, что "мастер деликатных дел", как называли его западные политологи, сможет существенным образом влиять на развитие событий.

После отставки с должности главы правительства России, которая произошла за полгода до парламентских выборов, Евгений Примаков сразу стал привлекательной фигурой для любого списка. Но он остановил свой выбор на блоке Лужкова-Шаймиева "Отечество - Вся Россия". Достаточно высокий результат блока на выборах связывают именно с присутствием в нем Примакова. Сам он в одном из интервью заметил: "Мы считаем себя государственниками, и это определение имеет все основания на существование, потому что нашу фракцию по-настоящему объединяет вот такая государственная принадлежность, если хотите, - утверждал он. - Это выражается еще и в том, что мы считаем, государство должно контролировать и регулировать экономические процессы". Евгений Максимович длительное время возглавлял фракцию блока в Госдуме и объявлялся кандидатом от ОВР на выборах президента России. Но, оценив свои возможности и Владимира Путина, который не только в программе, но и на деле показал приверженность тем же принципам, что исповедовал и Примаков, Евгений Максимович отказался от участия в президентской гонке. Сам он так объяснил свое решение: "Путин - человек, знающий проблемы, о которых говорит. Именно этим он отличается от многих своих предшественников. Он умеет разговаривать с людьми и умеет слушать. В человеческом плане он мне давно уже импонирует. Тем более если бы я рвался в президентскую гонку, то разве стал бы портить так отношения с губернаторами, как я их портил, как никто до меня в правительстве?! Я считал, что не может человек участвовать в президентской гонке и одновременно добросовестно выполнять обязанности руководителя правительства".

Опыт Примакова-международника не остался незамеченным новой российской властью, и в июне 2000 года он был назначен главой комиссии по урегулированию приднестровской проблемы. А 14 декабря 2001 года на IV внеочередном съезде Торгово-промышленной палаты России избран на свою нынешнюю должность - президента Торгово-промышленной палаты. Феномен Примакова прежде всего состоит в том, что при любых обстоятельствах он безупречно придерживался вечных человеческих и общественных ценностей - стойкости, преданности Отчизне и делу, высокого профессионализма, что оказалось серьезным дефицитом для большинства представителей современной постсоветской политической элиты. Как убедительно доказывает российская история, именно такие политики бывают всегда востребованными в затруднительные для страны времена.


 

Дополнительные материалы

Фотографии

Аудиозапись


Звуковой фрагмент 1