10.11.1411:27

Молотов ​Вячеслав Михайлович


Английский премьер-министр Уинстон Черчилль писал о нем: "Его улыбка, дышавшая сибирским холодом, его тщательно взвешенные и часто мудрые слова, его любезные манеры делали из него идеального выразителя советской политики". Сам о себе, он отзывался так: "Я не тот человек, который Сталину в рот заглядывал, я спорил с ним, говорил ему правду". Вячеслав Михайлович Молотов.

Он родился 9 марта 1890 г. в слободке Кукарка Вятской губернии в большой семье приказчика Михаила Прохоровича Скрябина. Вместе со старшими братьями Вячеслав в 1902 году выехал на учебу в Казань, где поступил в Первое Казанское реальное училище. Атмосфера революционных событий 1905 года с всеобщей забастовкой и выступлениями студентов вовлекала молодежь в революционное движение. Летом 1906 года он вступил в РСДРП. В апреле 1909 года последовали первый арест и ссылка в Вологодскую губернию. Для него началась жизнь профессионального революционера.

После установления советской власти Молотов работал председателем Совета народного хозяйства Северного района, секретарем губисполкома в Нижнем Новгороде, затем в Донбассе. В 1920 году он стал секретарем ЦК компартии Украины, делегатом Х съезда РКП(б), на котором его избирают членом ЦК, кандидатом в члены Политбюро и секретарем ЦК партии. С этого времени Молотов в течение более 35 лет беспрерывно находился в высшем эшелоне власти, определявшим внутреннюю и внешнюю политику советского государства.

В декабре 1930 года он возглавил советское правительство. Молотов участвовал в борьбе против троцкистов и "правых" и наряду со Сталиным и другими руководителями государства несет прямую ответственность за массовые репрессии 30-х и последующих годов. Достаточно сказать, что только в Москве органами НКВД было расстреляно около 32 тыс. человек.

В 30-е годы Вячеслав Михайлович Молотов и как член Политбюро, и как Председатель Совнаркома должен был заниматься различными вопросами внешней политики. Он далеко не всегда был согласен с мнением и предложениями наркома иностранных дел Литвинова. В мае 1939 года Литвинов был смещен с поста наркома и заменен Молотовым, который оставался также главой Советского правительства. В окружении Сталина Молотов считался сторонником сближения между СССР и Германией. Еще в 1937 году торгпред СССР в Германии Канделаки вел переговоры от имени Сталина и Молотова с советником Гитлера министром Шахтом об улучшении политических и экономических отношений между Германией и СССР. Эти переговоры велись в обход наркомата иностранных дел, поэтому назначение Молотова наркомом иностранных дел было воспринято как приглашение Германии к переговорам, говорит доктор исторических наук Михаил Наринский.

Для западных демократий решение Сталина о смещении Литвинова оказалось полной неожиданностью. Как вспоминал позднее посол США в Москве Болен: "...Мы в посольстве плохо понимали, что происходит, британский посол Вильям Сидс рассказывал нам, что разговаривал с Литвиновым за несколько часов до сообщения о его смещении и не заметил никаких намеков на предстоящую перестановку. Такого же мнения были и другие работники дипкорпуса".

Узнав о смещении Литвинова, Германия не заставила себя ждать, и Гитлер немедленно дал инструкции германскому послу в Москве Шуленбургу "прощупать" настроения в Москве. Вскоре по инициативе немецкой стороны Вернер фон Шуленбург встретился с Молотовым и его заместителем Потемкиным. Посол Германии известил Молотова о готовности Третьего рейха изменить свое отношение к Советскому Союзу и просил Советское правительство рассмотреть возможность начать новый цикл немецко-советских переговоров. Молотов ответил уклончиво и заявил, что советской стороне необходимо время, чтобы обдумать предложения Берлина. Со своей стороны Молотов поставил перед Шуленбургом ряд вопросов, например, об отказе Германии поддерживать японские притязания на Дальнем Востоке. Над этим должны были думать Гитлер и Риббентроп. Разумеется, отмечает Михаил Наринский, контакты между СССР и Германией были в центре внимания всех иностранных дипломатов в Москве.

10 июля 1939 года в Ленинград морским путем прибыли наконец британская и французская делегации для обсуждения в Москве вопроса об оборонительном пакте. Эту англо-французскую делегацию возглавляли французский генерал и престарелый английский адмирал, у которых не было достаточно больших полномочий. Сталин поручил вести с ними переговоры наркому обороны Ворошилову. Ни состав этих делегаций, ни их долгий морской путь в СССР не говорили о серьезных намерениях Англии и Франции на этих переговорах.

Между тем как раз в июле активизировались переговоры Молотова и Шуленбурга, и при взаимном желании сторон изменить отношения на этих переговорах отпадали одна за другой накопившиеся трудные проблемы. В начале августа американский посол Болен известил свое правительство, что, по данным его осведомителя, СССР и Германия вплотную приблизились к соглашению. Американское правительство сообщило об этом правительствам Англии и Франции, но это не изменило их позиции и не повлияло на инструкции, которые они дали своим делегациям в Москве. Посол Великобритании в России сэр Родерик Лайн считает, что это был один из самых больших просчетов того времени.

ЛАЙН: Всеобщее неверие в то, что Сталин сможет договориться с Гитлером, и привело к таким страшным последствиям. Вы потеряли в той войне свыше 20 миллионов человек. Но тогда в это трудно было поверить. Сталин сумел обмануть Запад, но вряд ли через каких-то два года после заключения пакта он продолжал считать себя победителем.

Впрочем, и Болен ошибся в предположении, что переговоры СССР и Германии будут продолжаться еще два-три месяца. Сомнения Сталина и Гитлера разрешились к 20 августа, и было объявлено, что 23 августа Риббентроп прибудет в Москву.

Бывший посол США в СССР Болен свидетельствует: "У русских не было нацистских флагов. Наконец их достали - флаги с изображением свастики - на студии "Мосфильм", где снимались антифашистские фильмы". От Советского Союза договор был подписан, как известно, Молотовым, и поэтому он получил неофициальное название "пакта Молотова - Риббентропа", напоминает доктор исторических наук Дмитрий Наринский

В конце августа была созвана внеочередная сессия Верховного Совета СССР, на которой Молотов сделал доклад о неожиданном для всех договоре. Сессия единогласно ратифицировала договор, а следующий день - 1 сентября - был уже днем начала Второй мировой войны. Германия атаковала Польшу, а еще через день Англия и Франция объявили войну Германии.

29 сентября 1939 года Молотов подписал еще один договор с Германией - Договор о дружбе и границе между СССР и Германией. Одновременно Молотов и Риббентроп, как утверждают, подписали три секретных протокола к этому договору. В одном из них территория Литвы объявлялась сферой влияния СССР. По другому протоколу на территории СССР и Германии запрещалась "польская агитация", враждебная интересам обеих сторон. Именно пакт "Молотов-Риббентроп" 1939 года побудил японское руководство отказаться от дальнейшего "продвижения" в сторону Советского Союза и выбрать иное направление для экспансии - в сторону "южных морей". В итоге Япония в апреле 1941 г. заключила с СССР договор о ненападении, что избавило страну от войны на два фронта после нападения на нее гитлеровской Германии, отмечает доктор исторических наук Дмитрий Наринский.

Германия не слишком заботилась о точном соблюдении всех пунктов заключенных с СССР договоров и соглашений. Немецкие войска появились в Финляндии и Румынии. Это вызывало беспокойство в СССР, и Сталин направил Молотова осенью 1940 года для переговоров в Берлин. Он был единственным из советских политических лидеров, кому выпала сомнительная честь пожимать в рейхсканцелярии руку Гитлеру. Однако переговоры в Берлине ни к чему не привели. Гитлер отказался вести переговоры по проблемам, которые особенно волновали советское руководство. Он предложил вместо этого провести переговоры о присоединении СССР к "антикоминтерновскому пакту" и о разделе Британской империи. Молотов вернулся в Москву, ничего не добившись.

Через дипломатические каналы Молотов также получал важные сведения, которые говорили о подготовке Германией нападения на СССР. Но новый нарком иностранных дел игнорировал эти данные, опасаясь вызвать раздражение Сталина.

Сведения о создании мощной группировки войск для нападения на Советский Союз неоднократно поступали высшему политическому и военному руководству страны. Однако Сталин не хотел признавать, что его ориентация на союз с Германией была ошибочной. Надеясь оттянуть время, он боялся дать Гитлеру повод для обвинений в невыполнении условий договоров 1939 г. По его указанию ТАСС 14 июня 1941 г. опубликовал заявление, в котором говорилось, что слухи о намерении Германии порвать пакт о ненападении и напасть на СССР лишены всякой почвы. 22 июня 1941 г. посол граф Ф. фон Шуленбург сделал Молотову краткое заявление: концентрация советских войск у германской границы достигла таких размеров, каких уже не может терпеть германское правительство. Поэтому оно решило принять соответствующие контрмеры. Слово "война" произнесено не было. Молотов назвал действия Германии невиданным вероломством и с горечью заметил: "Мы этого не заслужили"...

3 мая 1939 года Председатель Совнаркома Вячеслав Михайлович Молотов был одновременно назначен народным комиссаром по иностранным делам, сменив на этом посту отправленного в отставку Литвинова. Решение это было для Молотова неожиданным. Считая себя политиком, к дипломатической деятельности не готовился, иностранными языками не владел, хотя стремился изучать их в течение всей своей внешнеполитической деятельности. Он мог читать и понимать по-немецки и по-французски, а позже и по-английски.

Придя в Наркоминдел, новый нарком занялся "чисткой" аппарата. Он освободил наркомат от "всякого рода сомнительных полупартийных элементов". В результате НКИД лишился большого числа грамотных и опытных сотрудников, что отрицательно сказалось на его деятельности в условиях продолжавшегося обострения международной обстановки.

Новый нарком на переговорах с Англией и Францией о заключении договора о взаимопомощи занял твердую позицию, требуя согласия предоставить гарантии трех держав западным соседям СССР. Однако очевидное нежелание Лондона и Парижа объединиться с Советским Союзом против Гитлера предопределило провал идеи антигитлеровского союза в преддверии войны.

Проанализировав создавшуюся ситуацию, Кремль согласился с идеей заключения договора с Германией о ненападении. 23 августа 1939 года В.М. Молотов подписал договор. Одновременно был оформлен секретный протокол к этому договору, предусматривавший "разграничение сфер обоюдных интересов в Восточной Европе". Новым шагом на пути к сотрудничеству с Германией явилось подписание Молотовым и Риббентропом 28 сентября Договора о дружбе и границе.

Дипломатическая активность главы внешнеполитического ведомства в условиях начавшейся Второй мировой войны была нацелена на обеспечение лучшей конфигурации границ нашей страны и поддержание хороших отношений с соседями как в Европе, так и на Дальнем Востоке. Советское правительство отдало приказ войскам "взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии". За этим последовало заключение Советским Союзом договоров о взаимопомощи с Эстонией, Латвией и Литвой. Все они были подписаны Молотовым.

27 сентября 1940 года в Берлине Германией, Италией, Японией был подписан Тройственный пакт. В этих условиях в Москве было принято беспрецедентное решение о поездке главы советского правительства, наркома иностранных дел Молотова с миссией в Германию. 12 и 13 ноября он провел напряженные переговоры в Берлине с Гитлером и Риббентропом. Основное внимание он уделил заключенному Германией Тройственному пакту и пребыванию немецких войск вблизи границ СССР - в Румынии и Финляндии. В беседе с Гитлером он заявил: "В Финляндии не должно быть германских войск, а также не должно быть тех политических демонстраций в Германии и в Финляндии, которые направлены против интересов Советского Союза. Подводя предварительные итоги визита, Молотов докладывал: "Обе беседы не дали желательных результатов. Главное время с Гитлером ушло на финский вопрос". Советское предложение о предоставлении гарантий Болгарии вызвало "настороженность Гитлера. Германия не ставит сейчас вопрос о приезде в Москву Риббентропа... Таковы основные итоги. Похвастаться нечем, но, по крайней мере, выяснил теперешние настроения Гитлера, с которыми придется считаться".

22 июня 1941 года Вячеслав Михайлович Молотов выступил с заявлением по радио, в котором сообщил советскому народу о вероломном нападении гитлеровской Германии на Советский Союз, несмотря на существовавший договор о ненападении. В первые дни войны он демонстрировал предельную собранность и мобилизованность. Он в срочном порядке принимает меры по работе наркомата в новых условиях, оперативно реагирует на донесения послов. В ответ на сообщение Майского о заявлении британского министра иностранных дел Идена о готовности правительства Великобритании оказать Советскому Союзу помощь "во всем, в чем оно может", и направить в Москву военную и экономическую миссии, Молотов направляет послу ответ, в котором положительно оценивает эту инициативу и в спокойной манере подчеркивает, что советское правительство "в свою очередь готово оказать помощь Англии".

Главное внимание в период войны Вячеслав Михайлович уделяет расширению контактов и связей с дипломатическими представителями стран антигитлеровской коалиции, вопросам военных поставок из США и Великобритании, открытию второго фронта в Европе, поддержанию корректных отношений с союзницей Германии - Японией, на границе с которой и особенно на морских рубежах нередко происходили различного рода инциденты. Важно было не дать повода Японии открыть новый фронт на советском Дальнем Востоке. Маршал Жуков напишет позднее: "Молотов также пользовался большим доверием Сталина, когда рассматривались оперативно-стратегические и другие важные вопросы. Между ними нередко возникали разногласия и серьезные споры, в ходе которых формировалось правильное решение".

С именем Молотова связаны все международные конференции глав правительств и государств, которые заложили основы послевоенного мирного урегулирования. Он возглавлял советские делегации на большинстве сессий Совета министров иностранных дел СССР, США, Великобритании, Франции и Китая, на Парижской мирной конференции 1946 года, где защищал территориальные интересы Албании, Болгарии и Югославии.

В 1949 году Молотов был снят с поста министра иностранных дел. Его имя постепенно исчезает со страниц газет. 16 октября 1952 года Сталин обрушился на него за мнимые ошибки, в том числе за то, что он в конце 20-х годов поддерживал зажиточных крестьян, предлагая уменьшить налоги с работников сельского хозяйства. Сам Молотов так скажет об этом: "Перед войной мы требовали колоссальных жертв от рабочих и от крестьян. Народ был в колоссальном напряжении, а мы требовали: "Давай, давай!" А Никита Сергеевич Хрущев напишет в своих мемуарах: "Он производил на меня в те времена впечатление человека независимого, самостоятельно рассуждающего, имел свои суждения по тому или другому вопросу, высказывался и говорил Сталину, что думает. Было видно, что Сталину это не нравится".

После смерти Сталина, Молотов вновь оказался на посту министра иностранных дел. Он активно включился в осуществление курса на ослабление международной напряженности. В результате интенсивной дипломатической переписки, в феврале 1954 года, впервые через много лет, состоялась конференция с участием министров иностранных дел СССР, США, Великобритании и Франции по германскому и австрийскому вопросам.

Вместе с Булганиным и Хрущевым он участвовал летом 1955 года в Женевском совещании глав правительств СССР, США, Великобритании и Франции, обсуждавших вопросы европейской безопасности и объединения Германии. В октябре того же года Молотов возглавил советскую делегацию на Женевском совещании министров иностранных дел. Это были его последние выходы на международную арену в качестве министра иностранных дел. Хрущев постепенно отстранял его от внешнеполитических дел. Отправляясь в мае 1955 года с визитом в Югославию для примирения с президентом Тито, Хрущев уже не взял с собой министра иностранных дел. А когда Тито летом 1956 года нанес ответный визит в Москву, Молотов был освобожден от обязанностей министра. Июньский пленум ЦК КПСС 1957 года вывел его наряду с другими членами "антипартийной группы" из руководящих органов партии и снял со всех государственных постов.

В августе 1957 года Молотов был назначен послом СССР в Монгольскую Народную Республику. Спустя три года, Совет Министров СССР утвердил его на посту Постоянного представителя при Международном агентстве по атомной энергии в Вене. Работы было много. Молотов активно участвовал в работе Генеральной конференции МАГАТЭ, ее комитетов. Однако, в середине ноября 1961 года было принято решение о его отзыве из Вены.

Приказом по МИД СССР от 12 сентября 1963 года Вячеслав Михайлович Молотов был освобожден от работы в Министерстве в связи с уходом на пенсию. Будучи пенсионером, вел активный образ жизни, работал дома или в библиотеке.

8 ноября 1986 года Совет Министров СССР известил, что на 97-м году жизни после продолжительной и тяжелой болезни скончался персональный пенсионер союзного значения Вячеслав Михайлович Молотов. Похоронен он был на Новодевичьем кладбище.


 

Дополнительные материалы

Аудиозапись


Звуковой фрагмент 1


Звуковой фрагмент 2