7.11.1413:12

Власьев Афанасий Иванович

Одним из самых авторитетных представителей российской дипломатической службы на рубеже XVI-XVII столетий был думной дьяк Посольского приказа Афанасий Иванович Власьев, возглавлявший это ведомство с 1601 по 1606 год. Профессиональный дипломат пользовался доверием Бориса Годунова, его противника и преемника Лжедмитрия I, ценивших опыт и образованность посольского дьяка.

Первые упоминания о нем относятся к 1584 году, когда Афанасий Иванович был подьячим Мастерской палаты. Спустя 10 лет он числился первым по денежному жалованью и поместному окладу подьячим Посольского приказа: "был поверстан поместьем в 500 четей". В феврале 1595 года он отбыл в составе посольства в Германию ко двору императора Рудольфа II в качестве одного из руководителей и именовался дьяком. Перед послами миссии Вельяминовым и Власьевым стояли достаточно сложные задачи: побудить империю Габсбургов к вступлению в войну против Турции, убедить императора в поддержке России, но при этом добиться, чтобы участие Московского государства в "антитурецкой коалиции" было ограничено финансовой помощью Германии. В ноябре посольство вернулось в Москву, не сумев достичь поставленных перед ним целей.

Эта неудача не оказала влияния на дальнейшую карьеру Власьева - за ним был сохранен дьяконский чин. В 1596 году он уже дьяк приказа Казанского и Мещерского дворца; спустя два года - думной дьяк. Его руководство этим ведомством, носило номинальный характер, поскольку, являясь опытным дипломатом, он периодически привлекался к внешнеполитической работе. Так, в 1597 году дьяк присутствовал на дворцовом приеме императорского посла. В июне 1599 года Власьев, на этот раз как глава посольства, вновь отправился в Империю.

Официальной его задачей являлось извещение императора Рудольфа о воцарении Бориса Годунова. Главная цель миссии состояла в том, чтобы побудить Империю объявить войну Речи Посполитой, с которой у России к тому времени вновь обострились отношения. При постановке задачи руководство Посольского приказа следовало прежним представлениям об империи Габсбургов как о естественном союзнике против Польши. Но в 1599 году внешнеполитическая ситуация кардинально изменилась: польский король Сигизмунд III стал проводить дипломатический курс на сближение и союз со Священной Римской империей, о чем в Москве еще не было известно. И эта миссия Власьева окончилась провалом. Не удалось ему выполнить и другое тайное поручение: достигнуть договоренности о заключении брака эрцгерцога Максимилиана с Ксенией Годуновой.

Несмотря на неудачу, Власьев продолжает продвижение по служебной лестнице: он становится вторым посольским дьяком. Вместе с Щелкаловым Власьев входил в ответную комиссию на переговорах с английским послом Ричардом Ли, прибывшем в Москву в 1601 году. В мае Афанасий Иванович возглавил Посольский приказ. Назначение его на этот пост было связано с опалой прежнего судьи приказа Щелкалова. В августе того же года Власьев вновь отбыл в Польшу в составе посольства Салтыкова-Морозова. В практике Посольского приказа это был первый случай, когда за границу отправился глава дипломатического ведомства. В январе 1602 года посольство вернулось в Москву, добившись ратификации договора о перемирии с Речью Посполитой на 20 лет.

В августе 1602 года Афанасию Ивановичу вновь доверили ответственную миссию. В Россию прибыл датский принц Иоганн, который должен был жениться на Ксении Годуновой. Посольскому дьяку поручили ознакомить королевича с русскими обычаями. Власьев встретил его в устье реки Наровы и сопровождал в пути около десяти дней. Не доехав до Новгорода, Афанасий Иванович отправился к Борису Годунову, чтобы доложить о внешности жениха. Сохранилась "Память думному дьяку Офонасью Власьеву, чтоб еси ехал к государю да к сыну его царевичу по приезде прямо на стан, где государей сведает, а к Москве б еси однолично не заезжал".

Свадьба так и не состоялась - жених скончался спустя месяц после прибытия в Москву. Нелегкая миссия - известить датского короля Христиана о смерти брата - была возложена на Афанасия Ивановича. В связи с этим в июле 1603 года он отправился в очередное посольство - в Копенгаген.

Едва вернувшись в Россию, Власьев активно включается в работу Посольского приказа. До марта 1605 года Афанасий Иванович подготовил документы для российского посольства в Грузию, дважды отправлял подарки в Ногайскую Орду, допрашивал пленных татар, разослал несколько грамот в пограничные города, присутствовал на аудиенциях и участвовал в переговорах с крымскими и имперскими послами. Иностранцы в своих письмах именовали влиятельного посольского дьяка "канцлером", хотя подобным титулом наделялись печатники - хранители государственной печати. Власьев не был произведен в печатники, эта должность оставалась вакантной до 1605 года. Титулование же Власьева "канцлером" иностранцами вполне обосновано, так как государственная печать, за отсутствием печатника, находилась в Посольском приказе и фактически была под контролем думного посольского дьяка.

Находясь на посту судьи Посольского приказа, Афанасий Власьев заботился не только о выполнении текущих дипломатических задач, но и стремился подготовить кадры для дальнейшей внешнеполитической работы. Именно во время его руководства за границу впервые были отправлены на обучение русские люди, которых по возвращении в Россию планировалось сделать толмачами и переводчиками этого ведомства. Он заботился и о сохранении старых, опытных служащих: из 16 посольских подьячих, находившихся под его началом, не менее половины имели 10 и более лет выслуги.

Контактируя с иностранцами по посольским делам, Власьев держал иноземцев и у себя в услужении. Известно, что ему служил некий француз Бажен Иванов, которого "вывез с собою из цесарские земли диак Офонасей Власьев". Впоследствии, в 1609 году, Иванов был определен переводчиком в Посольский приказ. Был в услужении и голштинец Ганс Лакман, которого Афанасий Иванович привез из Любека. По показаниям самого голштинца, "... жил он у Офонасья во дворе 6 лет, и на всякие посылки в поместья и в вотчины его Офонасей надзирать над прикащики своими для всяких дел посылал".

В конце 1604 года русскую границу перешло войско претендента на престол - Лжедмитрия I. Россия вступила в эпоху Смуты. Сам Афанасий Иванович участия в походе против "расстриги" Лжедмитрия не принял: он оставался в Москве, занимаясь дипломатическими делами. Но один раз ему пришлось выехать к войскам. В Разрядных книгах сохранилась запись: "И бояре и воеводы тогды от Рылска отошли в Севской, и государь послал к боярам с речью, и пенять, и распрашивать, для чего от Рылска отошли, окольничего Петра Никитича Шереметева да думного дьяка Офонасия Власьева". Вернувшись в Москву, Власьев принял участие в переговорах с английским послом Томасом Смитом.

После кончины Бориса Годунова на престол взошел его сын, Федор, который не пользовался таким авторитетом, как его отец. Но Афанасий Иванович усердно служил и ему. О восшествии на престол нового государя немедленно оповестили незадолго до этого отпущенного из Москвы Томаса Смита. Трудно поверить в справедливость слов некоторых современников, обвинявших Афанасия Ивановича в измене династии Годуновых - многие считали, что посольский дьяк еще в 1601 г., во время переговоров с польским послом Львом Сапегой в Москве, договорился с польскими панами уничтожить Годуновых руками самозванца.

Косвенным доказательством непричастности Власьева к "антигодуновскому заговору" является то, что к Лжедмитрию I в Тулу он отправился лишь в начале июня 1605 года, после свержения Федора Борисовича, в составе правительственной делегации: "А с Москвы встречали ево бояре князь Иван Михайлович Воротынской, да князь Ондрей Ондреевич Телетевской, да окольничий Пётр Никитич Шереметев, да думной дьяк Офонасей Власьев; а с ними стольники, и дворяне большии, и изо всех чинов люди". Первоначально, как и другие члены делегации, Власьев был встречен самозванцем довольно холодно, но вскоре новый царь пожаловал ему чин казначея, оставив при этом на посту главы Посольского приказа. На польский манер Власьев именовался "подскарбей надворной и секретарь великой".

В первые месяцы правления царя Димитрия Ивановича Власьев активно работал на дипломатическом поприще: 8 июля 1605 г. он принимал в Посольском приказе крымских гонцов, 21 июля присутствовал на аудиенции, данной царем крымским гонцам, касимовскому царю Ураз-Магмету и шведскому королевичу Густаву; 6 августа слушал доклад пристава при крымских гонцах.

При дворе Лжедмитрия I Власьев стал одним из самых влиятельных лиц. Бургомистры Любека в октябре 1605 года сообщали в своем письме в Бремен, что "Афанасий Иванович, прежний канцлер, у них опять в великой милости и определен главным казначеем и канцлером".

17 мая 1606 г. в ходе восстания Лжедмитрий I был убит. Смерть самозванца практически подвела черту под карьерой Власьева. Уже в июне в качестве судьи дипломатического ведомства упоминается Тепленев. Опала Афанасия Власьева первоначально выражалась в форме "почетной ссылки" - вместе с воеводой Годуновым его послали управлять Уфой. Однако высылка человека, занимавшего до этого ключевые посты в государстве, в один из окраинных городов была явным признаком немилости. Московский двор Афанасия Ивановича был конфискован, его имя старались не упоминать в разговорах с поляками. Однако активную и успешную работу Афанасия Ивановича в сфере внешней политики трудно было увязать с образом "вора и разорителя веры", создававшегося для польской стороны.

Опала Власьева продолжалась, по всей видимости, до конца царствования Василия Шуйского. После свержения царя Василия и избрания на российский престол польского королевича Владислава Афанасий Иванович бил челом о возвращении ему двора и имения. На челобитную Власьева в январе 1611 года королем Сигизмундом был дан положительный ответ; кроме того, Власьева пожаловали в думные дворяне. В "Описи архива Посольского приказа 1626 года" отмечен "Лист Офонасья Власьева, велено его взять к Москве и быти ему по-прежнему в казначеях и в думных дворянех". По-видимому, вернуться в Москву он не успел: в "Боярском списке 1610-11 года" его имя среди думных дворян не упоминается. Дальнейшая судьба Афанасия Ивановича Власьева, одного из талантливейших дипломатов Московского государства рубежа XVI-XVII веков, неизвестна.